ПОШЛО-ВЕСЁЛЫЕ рассказы. Детям до 18 лет читать запрещается

Всё про это дело :)

Модераторы: Krekadra, Davilka

Patriot
Ветеран
Ветеран
Сообщения: 1582
Зарегистрирован: 18 мар 2010, 16:23
Страна: Россия
Откуда: Ярославль

ПОШЛО-ВЕСЁЛЫЕ рассказы. Детям до 18 лет читать запрещается

Сообщение Patriot » 04 окт 2010, 16:04

Путевка в жизнь


Его звали просто и незатейливо – Чибис. Настоящего его имени не знал никто. Даже мой двоюродный брат Борян.
Чибис сидел на унитазе, неестественно вывернув колени, и, кажется, был мёртв.
- Твой Чибис умер. – Я подошла к Боряну, и положила ему руку на плечо. – Крепись, брат.
- Он сидит на унитазе с зелёным лицом, вывернутыми коленками, и не дышит? – Борян, кажется, не был потрясён скорбной новостью.
- И воняет.
- Типун тебе на язык, дура! – Рассердился брат, и даже замахнулся на меня нетрезвой рукой. – Скажешь тоже – умер! Чибис всегда так спит!
- Тогда какого хуя ты назначил этого зомби моим телохранителем, скот? – Я тоже рассердилась и замахнулась на Боряна нетрезвой рукой. – К тому же, он сруль!
- Тсссс… Тихо-тихо… — Брат перехватил мою руку, и усадил меня к себе на колени. – Не надо называть приличного человека срулём только потому, что его коварно сморил тревожный сон прямо на унитазе. Поверь мне, Лида, Чибис — прекрасный и ответственный человек. И доверить тебя я могу только ему.
Я всхлипнула и посмотрела по сторонам, в надежде отыскать себе нового телохранителя самостоятельно. Мне очень был нужен телохранитель, потому что от его наличия зависело то, как я проведу остаток вечера: страстно гоняя жопкой плотву на танцполе, или до шести утра слушая песню «Путана, путана, путана», которую всегда поёт Борянова мама после десятой чарки. А десятая чарка была выпита ею ещё час тому назад. Путана стремительно и неотвратимо надвигалась, и это пугало.

Мы истово и от всей души отмечали двадцатилетие Боряна. На торжество были званы я и мой папа. Маму мою Борян приглашать побоялся, потому что восемнадцатый и девятнадцатый дни его рождения были предсказуемо омрачены стандартной схемой: вначале «Путана» исполнялась на два голоса нашими с ним мамами, а на строчке «…и тысячи твой стОит туалет» моя мама начинала хихикать, и это было поводом для начала воспоминаний Боряновой родительницы о том, что моя мать загубила жизнь её брату. Мама оправдывалась, призывая в свидетели папу, но к тому моменту папа, которого сильно укачивало под путану с туалетами, уже спал. И тогда начинался женский бокс. Который длился ровно столько, сколько спал рефери-папа. Иногда рефери спал до утра. Так было в восемнадцатый день рождения брата. И ему до сих пор было жаль сервиза Мадонна, оконного стекла, и нестарого ещё катушечного магнитофона Комета.
В общем, двадцатый свой день рождения Борян решил отметить без женского бокса, и даже отважно выставил на стол новый сервиз Мадонна.
Кроме меня с папой и Боряновых родителей, на этом празднике жизни накидывалась халявным винегретом куча прожорливых и незнакомых мне людей, среди которых особо выделялся странный пожилой мужчина в рыболовной сети на голое тело с волосатыми сосцами. Мужчину звали Кузьмой, и он был гомосексуалистом. Это знали все, кроме моего папы. Папа у меня с предрассудками, и непременно возжелал бы трагической и немедленной гибели Кузьмы, за которой последовали бы серьёзные травмы Боряновой мамы. Благодаря которой этот немолодой фрик был зван на торжество. Мамой, безусловно, руководила корысть. Боряном тоже.
Кузьма, судя по его дырявому гардеробу, мог спокойно приходить на молодёжные вечеринки, не скрывая своей ориентации. А это мог себе позволить только очень богатый человек. На всякий случай я даже подсела к Кузьме поближе и пожаловась на отсутствие лисьей шубы. А ведь на дворе уже холодный ноябрь, и без шубы я непременно умру. Кузьма ласково потрепал меня по торчащей в разные стороны неудачной химической завивке, но при этом, не моргая, плотоядно раздевал глазами мёртвого Чибиса, которого оторвали от унитаза, и бросили на диван, в опасной близости от голубого рыболова.
- Этот. – Я твёрдо и уверенно ткнула пальцем в толстого незнакомца с вороватым взглядом, который крысил из моей тарелки колбасу. – Вот этот х@й будет моим телохранителем. Если я приду на вашу местную дискотеку с человеком, у которого такая мерзкая харя и такая жирная срака – ко мне ни один гопник не подойдёт. Побрезгует.
- Нет. – Сурово отрезал брат. – Этому я сестру не доверю. Он же тебя за банку тушёнки на органы продаст, не раздумывая. Доверяю я только Чибису. А Чибис, как видишь, захворал. Так что или возвращай его в строй, или слушай «Путану».
- Я могу сделать ему клизму! – Засуетился Кузьма, и протянул сухие тощие ручонки к трупу. – У мальчика алкогольное отравление! Ему надо промыть желудок!
- Через жопу желудок не моют. – Я отпихнула голубого конкурента, и закрыла тело Чибиса собой. – Это мой клиент, дядя.
Кузьма опечалился и стрельнул глазами в Боряна. Брат мгновенно протрезвел, и несколько секунд в нём боролись инстинкт и корысть. Корысть победила, и Борян выпил водки. Много и залпом. А я осталась с телом Чибиса, и при огромном желании сделать всех местных тёлочек на этой говнодискотеке своим роскошным танцем.
В ход пошли испытанные методы экстренного отрезвления: натирание чибисовых ушей, п@здюли и марганцовка. Времени было мало, прожорливые боряновы гости в большинстве своём уже давно и выразительно топтали танцпол местного клуба под Петлюру, а я пыталась оживить своего телохранителя, параллельно отгоняя от него жадного до тощих жопок Кузьму.
- Ну, я пошёл. – Пряча глаза, сказал брат, и боком двинулся в сторону входной двери. – Хорошего тебе вечера.
- Стоять! – Заорала я, и звонко ударила Чибиса по щеке. – Дай мне ещё минуту, и я реанимирую эти мощи!
- Идите, Лида, — надрывно повысил голос гомосексуалист, и пододвинулся к Чибису ещё на один шажок, — идите и развлекайтесь. А я займусь вашим мальчиком.
- Пошёл нах@й, пидор! – Мёрвый Чибис широко открыл глаза и почти ровно сел на диване. – Дайте мне воды, топор и ботинки! Я попью, угандошу Кузьму и пойду на дискотеку!
- О, что я говорил? – Восхитился брат. – Прекрасный человек Чибис. Надёжный товарищ и гомофоб. Поедемте скорее кутить, господа!

«Поедемте», конечно, было метафорой. Ехать надо было пешком через двухметровые сугробы, километра три. К такому крестовому походу я была совсем не готова, и очень быстро увязла в снегу своими тонкими ножонками, обутыми в выёбистые и модные сапоги-чулки. Прекрасный товарищ Чибис, выпив воды, потревожил в своих внутренностях плотный слой спирта, и упал как подстреленный в сугроб, вниз лицом.
- Боря-я-я! – Отчаянно закричала я в темноту, ориентируясь по отдаляющемуся хрусту шагов. – Боря! Твой надёжный Чибис снова впал в кому! Я его не дотащу!
- Идите, Лида. Идите и развлекайтесь. А я займусь вашим мальчиком. – Раздался за спиной вкрадчивый шёпот и я вздрогнула.
- Идите вы нах@й, друг семьи. – Попросила я почти умоляюще. – Идите и выебите кого угодно, только не Чибиса. Он мне самой очень нужен.
- Зачем ты так, Лида? – Кузьма укоризненно покачал головой, и заботливо отряхнул снег с моей куртки. – Я, безусловно, не скрываю своей ориентации, но это же отвратительно – насиловать ребёнка в бессознательном состоянии. Ему нужна помощь, а я врач. Я отнесу его к себе домой, промою мальчику желудок, и дам абсорбентов.
Я прислушалась. Боряновых шагов уже не было слышно. С минуту во мне боролись два чувства: чувство сознательного гражданина и желание сделать местных тёлок своим кордеб@летом. Не к месту вспомнилась песня про путану, и кордеб@лет победил в ту же секунду.
- Забирайте. – Я отошла от тела Чибиса, и вскинула глаза на доктора-гея. – Только знайте: я вам всё равно не доверяю. Мой брат жестоко отомстит вам за Чибиса. А ещё я скажу своему папе ваш адрес. Вы умрёте страшной смертью.
Кузьма меня уже не слушал. Приговаривая: «Ну что ж мы вот так в снежок-то завалились, а? Ну ты ж себе всю пипирку отморозишь, дурачок» — он довольно споро выковырял Чибиса из сугроба, и поволок в темноту.
На секунду моё сердце пронзила жалость, но в ушах тут же зазвучало «…и тысячи твой стоит туалет», и я быстро посеменила по дыркам от Боряновых ботинок, оставленных им в сугробе.

Дискотека при фармацевтическом заводе Акрихин манила усталого путника скудными огнями от старой ёлочной гирлянды и жёлтой фанеркой с гордой надписью DISCO. Тут следы Боряна резко обрывались, из чего я сделала вывод, что брат воспарил от счастья. У меня воспарить отчего-то не получилось. Возможно, тому причиной был груз вины, тяжёлым камнем висевший у меня на душе с той минуты, как я отдала Чибиса в руки старого пидораса.
Я толкнула дощатую дверь, и, осознавая всю тяжесть последствий, шагнула в царство разврата и порока. Именно так называл это дьявольское место мой брат Борян, пугая меня страшными порно-рассказами, и настойчиво рекомендуя сюда на километр не приближаться. Я не послушала брата Боряна, и рванула на танцпол, где немедля начала вихлять бёдрами под Руки Вверх, не забывая в нужные моменты задирать юбку и демонстрировать местным тёлочкам очень дефицитные и проститутские чулки с ажурной резинкой.
Брат Борян потом делал страшные глаза, и рассказывал мне дополнительные порно-рассказы про то как местные тёлочки жестоко убили трёх прекрасных молодых нимф, которые танцевали под Руки Вверх в ажурных чулках. Но это было потом. А пока я безнаказанно показывала всем желающим чулки и кордеб@лет целых пять минут. На шестой минуте кто-то дал мне увесистого поджопника, и я отчего-то сразу догадалась, что так может поступить только любящий брат. Местные тёлочки уеб@ли бы мне сразу в голову.
- Где Чибис, синявка привокзальная?! – Брат схватил меня за плечи и дышал в лицо спиртом. – Он с тобой?
- Он в надёжном месте. – Неуверенно сказала я, и спрятала глаза. – За ним присмотрят.
- Где он?! – Взревел Борян, а я заплакала:
- Его уволок Кузьма! Он крался за нами в ночи, и ждал когда Чибис ослабеет!
- Прокляну! – Брат хищно скрючил пальцы, и поднял надо мной карающую длань. – Ты убила моего товарища! Он больше никогда не будет тем прекрасным парнем, которого я любил!
- Предатель! – Я пошла в наступление. – Тебе какой-то сруль дороже родной сестры!
- Двоюродной! – Заорал Борян. – Не примазывайся, сволочь!
- Да штоптысдох, брундуляк сопливый! – Крикнула я, и, театрально закрыв лицо руками, кинулась прочь.
«Прочь» оказалось гораздо ближе, чем я планировала, и выглядело как ничего такой парень. В моём извращённом вкусе. Я ж мужиков как свиней – килограммами меряю. А этот вполне себе тянул на двухлетнего племенного хряка. Я воткнулась в его мягкую толстую сисю, и плавно отскочила на полметра.
- Вова. – Сказал хряк, и протянул мне руку. – Хорошая у тебя жопа.
- Лида. – Я хлюпнула носом, и обняла Вову. – Потанцуй со мной, мясистый гардемарин. Мне плохо и грустно.
Под потолком медленно и со скрипом закрутился зеркальный шар, и зазвучало «Патамушта есть Алё-о-о-о-ошка у тебя-я-я-я», а я плакала от обиды, и незаметно вытирала сопли о Вовину толстую сисю.
«И подружкам ты боишься рассказать, как Алёшку ты не хо…» спел в колонках толстый (в моём вкусе) Жуков, и заткнулся. Через секунду танцпол погрузился во тьму, и началась паника. Только паникой я могла объяснить появление кучи чьих-то рук у себя под юбкой, и тоже заорала, намертво вцепившись в Вовину сиську.
- Не ссы, и двигай к выходу. – Сказала в темноте сиська. – Я с тобой.
- Спасибо. – Я была бесконечно благодарна Вове, и крепко держалась за его жиры. – Выведи меня отсюда невридимой, и я стану твоей женой!
Судя по звукам, в темноте кого-то немедленно стошнило.
Выход был почти рядом. Это я ощущала не прикрытым чулками местом. Потянуло холодом. Тут на меня кто-то упал, и я на секунду выпустила из рук Вовину сисю. Но тут же ухватила её вновь, и успокоилась. В гардеробе, по всей видимости, орудовали мародёры. Это было понятно по крикам: «Ебать, пацаны! Я шубу нащупал охуительную! Косаря полтора, не меньше!»
- Моя курточка… — жалобно заскулила я, и прижалась к сисе всем телом.
- Ща всё будет! – Сказал Вова, и накинул мне на плечи какие-то меха. – Это твоя курточка?
- Да! – обрадовалась я, нащупав на воротнике лисий хвост. – Это именно она! Пойдём отсюда скорее!
Судя по холоду, мы уже вышли на улицу. Судя по освещению – х@й поймёшь. Темнота непролазная.
- Почему так темно? Где фонари-то? – Я пихнула Вову в бок.
- Так пятница же. – Вова, казалось, удивился. – С трёх до шести утра по всему микрорайону свет отключают. В Акрихине, конечно, свой генератор, но он старый, вот и сдох опять.
- А куда мы идём? – Я заволновалась.
- Так за угол, как договаривались. – Снова вроде как удивился Вова, и поволок меня за угол.
За углом было всё так же темно и холодно. Вова чем-то шуршал и пыхтел. Я переминалась с ноги на ногу, и куталась в спиженные меха.
- Ну, я пойду? – Неуверенно сказала я, и сделала шаг в сторону.
- Эй, я уже всё! – Непонятно сказал Вова, и сунул мне что-то в руку.
Это «что-то» было горячим, и сильно напоминало х@й. Настолько сильно, что я заорала:
- Это х@й?!
- Это х@й. – Подтвердил Вова. – Нравится?
- Нет! – Покривила я душой, паникуя. Потому что х@й был очень даже ничего. Только к такому повороту событий я была совершенно не готова.
- Ишь ты, — обиделся Вова, — всем нравится, а ей не нравится. Соси давай, холодно ведь.
- Слышь, Вова, — я повысила голос, — я пять лет проучилась в музыкальной школе. У нас в хоре тридцать человек пело. А слышно было только меня одну. Это я к тому, что я щас заору на весь район, сюда прибежит мой брат Борян, и оторвёт тебе твой огрызок.
- Какой ещё Вова?! – Искренне возмутился Вова. – И какой нах@й брат Борян?! У тебя сроду никаких братьев не было!
В мою душу закрались подозрения, и я полезла в карман чужой шубы, сильно надеясь на то, что её обладательница была курящей женщиной. Мне повезло, и хозяйка шубы была очень курящей женщиной, потому что в кармане я нащупала аж три зажигалки сразу. Две я немедля выхватила, и открыла огонь с двух рук.
Неяркий свет осветил совершенно незнакомое жирное ебло, и я заорала, выронив зажигалки. В темноте заругались матом:
- Бл@ть! Где Ленка?!
- Какая Ленка?
- Фокина! Из семнадцатого дома!
- А я ебу, где твоя Ленка и семнадцатый дом! Я Лида, сестра Боряна! Где Вова с сисями, тварь?!
- Какой Вова с сисями? Где Ленка?!
В общем, через пять минут мы подружились. Жирное ебло звали Толиком, и он, в принципе, тоже был ничего такой. Ненамного хуже Вовы. Особенно после того как убрал х@й обратно.
- Так, получается, ты свою Ленку проеб@л у гардероба? – Я смеялась, и дружески пихала Толика в бок.
- А ты своего Вову где просрала? – Басисто хохотал Толик. – Ничо хоть мужик-то был?
- Не успела рассмотреть. – Призналась я, и доверчиво прижалась к Толику. – Ты ведь отведёшь меня домой к Боряну?

Брата мы обнаружили возле подъезда. Он был зол, и ел сырые сосиски из сопливой вакуумной упаковки. Из окон на пятом этаже неслось знакомое «Путана, путана, путана!»
- Припёрлась! – Заругался Борян, — я весь район на уши поставил, её тут с фонарями ищут, а она х@й знает с кем шляется! Ты где его подцепила, гейша копеечная?
- С предателями не разговариваю. – Я насупилась и попробовала прошмыгнуть в подъезд.
- Куда? – Брат цепко ухватил меня за воротник ворованной шубы. – Я тут битый час стою мёрзну, домой пойти не могу – мне ж твой батя яйца оторвёт, если без тебя вернусь, вон, добрые люди сосисок мне из окна пульнули, а она еб@ло сплющила – и чешет! Чибиса кто забирать будет, а?
- Да пошёл бы он нах@й, твой Чибис. – Откровенно призналась я. – Нех@й нажираться в синюю сливу, если знаешь, что за твоей сракой охотится пидорас. Я чо, страховая компания что ли? Хрен ли я должна заботится о чибисовой жопе?! Я вообще завтра домой уеду, и ещё лет двадцать тут не появлюсь. Мне твой Чибис пох@й совершенно. Пусти меня домой, друг всех пидорасов!
Я оттолкнула брата, и беспрепятственно проникла в подъезд.
При моём появлении в квартире оборвалась звонкая песня тёти, и тревожный сон моего папы. Меня пытались допросить на предмет местонахождения брата Боряна, и поругать на предмет ночного шляния в пятницу по неосвещённой местности, но я жалобно хрюкнула и уснула.
Утро было тяжёлым. Рядом, забывшись тревожным сном, спал брат Борян, сжимая в кулаке огрызок сосиски. Судя по всему, его мучили кошмары.
А меня мучила совесть.
Я встала и пошлёпала на кухню, где обнаружила задумчивого папу.
- Папа, — я села с ним рядом, — у меня есть стойкое чувство, что нам пора ехать домой.
- А у меня есть стойкое чувство, что я вчера пил с пидорасом. – Папа поморщился. – Необъяснимое такое стойкое чувство, которое сильно обостряется при воспоминаниях о вчерашнем уроде в сеточке. Тебе он не показался странным?
Тётю свою я любила. Даже несмотря на «Путану» и жадность до денег. И вламывать её папе было нельзя.
- Никаких пидорасов не было. – Я врала папе прямо в ясные глаза. – Твоя сестра никогда не пригласила бы в дом пидора, даже если у него бабла как у этого Кузьмы. Поехали домой, пап.

… Через два дня мне позвонил Борян и скорбно сказал:
- Мы потеряли Чибиса. Навсегда. Сегодня я его видел. На нём была новая куртка и виноватое ебло. На куртке небрежно висел ценник, а на ебле – глаза человека, познавшего х@й Кузьмы. Я видел цифру на ценнике, и немужскую печаль в его глазах. А виновата в этом ты, Лида. Я кончил.
Трубка запищала короткими гудками, а я заплакала.
Ночами мне снился Кузьма в красном кружевном корсете, и Чибис в трусиках-недельке с надписью Monday. Кузьма растягивал в дьявольской улыбке ярко накрашенный рот, и хлестал Чибиса по щекам кружкой Эсмарха. Чибис смотрел прямо на меня, и в ушах стоял его отчаянный крик: «За что-о-о-о, Лида-а-а-а?!»
Я просыпалась в холодному поту и слезах.
Так прошло страшных семь лет. А потом я встретила Чибиса в Москве.
Он меня подвёз до метро на новенькой Тойоте, похвалился свежим маникюром, и отругал за немодный парфюм. Куртка у него тоже была ничего такая. Без ценника, правда.
Груз вины с меня сразу с грохотом свалился, и с тех пор я вижу в кошмарах только зайчика Шнуфеля. Красные корсеты и клизмы навсегда покинули мои сны.
И зря брат Борян на меня обижается.
Я ж его пацану путёвку в жизнь дала.

© Мама Стифлера
"Случайности не случайны!"

Patriot
Ветеран
Ветеран
Сообщения: 1582
Зарегистрирован: 18 мар 2010, 16:23
Страна: Россия
Откуда: Ярославль

Сообщение Patriot » 04 окт 2010, 17:18

Сосуд зла

Это пятый рассказ серии «Василий Семеныч и другие. Похабные рассказы». Предыдущие части называются: «Впечатлительный», «Пятьсот веселый», «Пчелы и минометы» и «Триппер-дача».


В середине июня в город пришла жара. Горячее вязкое желе растеклось по улицам, до верху, как банки, наполнило дома, замедлив движения и приглушив звуки. Ходить, разговаривать, думать было лень. Мы с Ромкой целые дни проводили на пляже и часами не вылезали из воды. Моя сессия только что закончилась, Ромкина еще продолжалась. В нижнем ящике стола, подальше от глаз, лежали две повестки из военкомата.

Вечером накануне очередного экзамена Ромка садился зубрить, бурча себе под нос.
– Ну, и хули ты целую ночь свет жег? – спросил Василий Семеныч моего приятеля однажды утром.
– К языкознанию готовился, – ответил Ромка, протирая красные от недосыпа глаза.
– Всё выучил? – поинтересовался я.
– Ага, щас, – Ромка вздохнул. – В башке все перемешалось. Помню только, что в классификации Реформатского есть нахская группа языков. А больше, хоть убей, ничего не помню...
– Нахская? – переспросил Семеныч и вдруг захохотал. Мы с Ромкой вздрогнули – и от удара звуковой волны, и от неожиданности. Семеныч изредка ухмылялся, но на нашей памяти по-настоящему смеялся он впервые. – Нахский язык – вещь полезная, – продолжал между тем дядя Василий. – У нас в депо по нему специалистов до жопы, через одного – кандидат наук. А уж Никодимыч из вагоноремонтного – тот, бл@ буду, академик...

– Неужели и вас превзошел, дядя Василий? – не поверил Ромка.
Семеныч посмотрел на моего приятеля как на слабоумного.
– Никодимыч-то? Да он по нахской части любому наху фору даст. Талант у человека, да....

Экзамен Ромка сдал на тройку и был очень доволен результатом.
Когда вечером с работы пришел Семеныч, его желтая лысина блестела от пота, словно натертая воском.
– Вот ведь, жара–то, распроёб её мать, – сказал хозяин квартиры, отдуваясь. – У нас ведь как? Десять месяцев в году жопу морозишь, ждешь тепла. А как жара придет, так заебывает за два часа. Уффф!

– Квасу холодного не хотите, дядя Василий? – предложил я.
– Квасу? – прогудел Семеныч и нахмурился. – Покупной что ль? Из бочки на углу?
– Конечно. Откуда же еще?
– Не, паря. Из бочки, ну его на х@й. – Семеныча поморщился.. – Ты знаешь, чё в той бочке было, до того, как в неё квас налили?
– Не знаю, – согласился я. – И знать не хочу.
– И правильно, что не хочешь, – одобрил Семеныч. – Если узнать, ох@еть можно. Такая в жизни случается поебистика да еб@нистерия, что нарочно придумать нельзя. Вот взять хотя бы случай с Феликсом...

Семеныч вдруг замолчал, будто спохватившись. Но мы с Ромкой почувствовали приближение истории и в один голос сказали:
– А что было с Феликсом? Расскажите, дядя Василий!

Внутренняя борьба отразилась на лице Семеныча колеб@ниями исполинских усов. Но уже через несколько секунд усы выровнялись по горизонтали, между ними вспыхнул огонек «Астры», и Семеныч начал рассказ.

– Есть возле нашего депо заводик один. «Физприбор» называется. Хуевины разные мелкие делает для школ. Не «Уралмаш», в общем, и не «Камаз», так п@здюлинка малая. И был у меня на том заводе один знакомый. Феликсом звали. Хуевое, честно сказать, имя. Пидористическое немного. Хотя имя – это дело такое, от человека не зависит, тут уж как повезет... Работал Феликс этот – по великому своему трудолюбию – ночным сторожем.

Мы со Швариком, корешем моим, с Никодимычем и другими деповскими мужиками иногда заходили к Феликсу после вечерней смены. За жизнь поговорить, ну и выпить, само собой.У него там ночью раздолье. Завод пустой. Никто мозги не ебет. Выпивку с собой приносили. А вот пожрать сообразить – это посложнее. Магазины-то закрыты. Не хватало закуски. Поэтому мужики часто запивали водой. Нальют в ковшик из бака эмалированного – такого, знаете, с кранчиком – и по кругу пускают...

Семеныч сделал паузу и добавил – Я, правда, не запивал. Потому как вредно это.

– Ну, посидим, вмажем. Начальство поматерим. Отведем душу. Бывало, кто и бабу свою в сердцах помянет. А Феликс только того и дожидается. Больно он на баб был сердитый. А все почему? А потому, паря, что он Нинку, жену свою бывшую, с армяном каким-то застукал. И с той поры в голове у него возмущение произошло. Стоило кому чего про женщин сказать, Феликс уж слюной брызжет. Мол, бл@ди они все. И рассказывает свою историю. Во всех разрезах.. И чего куда хачик тот совал. И как Нинка визжала да подмахивала, и как сиськи ее тряслись. И как она армянские мохнатые яйца пальцами перебирала. Срамота одна...

Я как-то говорю ему: «Совсем ох@ел ты, Феликс, один как сыч в пустом заводе сидючи. Каждому встречному-поперечному выкладываешь как твою жену еб@ли. На хуя, а?» А тот аж пятнами пошел: «Это я вас, дураков, предупреждаю. От баб в мире все беды. Послушайте, олухи неграмотные, что умные люди-то говорят».

И понес, как по писанному, чего какой мудрец про женский пол х@евого сказал. Всех помянул. И Платона греческого. И этого, который теорему главную придумал, Пифагора что ли. И Гоголя – не того, который Тараса Бульбу написал, а который немец...
– Может, Гегеля? – поправил Ромка.
– А пёс его знает, может и его, – согласился Семеныч. – Мол, в бабах разумения нету совсем, одна ебл@ да свара на уме. А, хули, оно и понятно: дурная баба и Платона заебет.

Делать-то Феликсу совсем нех@й было, вот он книжки разные мудреные и читал, да в тетрадку себе херь разную заносил. А всего чаще вспоминал он святых угодников да монахов разных, какие в старину жили. И прописали, мол, те божьи люди, что баба – это сосуд зла. И что чертовщина разная в мире – вся от них. И потому, мол, женщин надо в сугубой строгости держать, а лучше бы их вообще всех ебнуть.

– Как это «ебнуть»? – не понял я.
– А так. Переп@здошить к едреней фене. Извести как клопов или там мышей. Чтоб в мире соблазна не было, и люди вместо того, чтоб еб@ться, богу бы молились. Ну, я возразил ему, что совсем-то без баб нехорошо будет. Только Феликс слушать не хочет. И говорит мне, сукин сын, при мужиках: «Вот ты, Семеныч, сидишь тут с нами, бухаешь, а жена твоя в это время, может, два хуя в рот берет, да еще и свистит».

Хотел я Феликсу промеж рогов въеб@ть. А он вскочил, шустро так, отбежал в сторону и руками машет:«Чё ты, мол, Василий, я для примера только, пошутил». Шутник, бл@... Ну, плюнул я и домой ушел. Иду по улице и мысли у меня в башке нехорошие шевелятся. А что если в самом деле Офелия Тимофеевна, царство ей небесное – того, на стороне поебывается? А потом рассудил маленько: я жену свою зазря не обижаю, в доме всё делаю чего надо, получку, опять же, не пропиваю всю... И случись, не дай бог, такая х@йня, совесть моя будет чистая... А так, конечно, гарантию никто не выдаст. Это уж как повезет. Потому как баба. Разумения нету ни хуя.

Так-то Феликс вроде и неплохой был мужик. Рыбачили, бывало, вместе. На футбол ходили «Локомотив» смотреть. И не жадный. На ихний завод иногда материалы дефицитные завозили, так он сп@здить давал...

Василий Семеныч затянулся «Астрой».

– Как-то часа в два ночи звонит у меня телефон. Бздынь– бздынь... Ну, снимаю я трубку и слышу: «Семеныч? Это я, Феликс. Беда у меня. Спасай. Христом-богом умоляю». Ну, я глаза продрал кое-как. «Да чё случилось-то?» А он: «Потом объясню, ты только ко мне на завод сейчас приходи, с инструментом».

Так я нихуя и не понял, но ящик свой слесарный взял и пошел.

Минут за двадцать добрался. Дверь на проходной открыта. Захожу. И тут мне на встречу выбегает Феликс и лопочет чего-то. Глаза дикие совсем. И, главное, несет перед собой бачок эмалированный, для питьевой воды.

«Ты че, мудильник, – говорю, – до белой горячки допился? Хули ты с кастрюлей как ебнутый бегаешь? Поставь бак на место и объясни по-человечески, чё у тебя стряслось».

А тот только мычит чего-то и глазами в разные стороны вращает. И еще посудиной этой перед еб@льником трусит. Ну, надоело мне. Взялся я за бак, рванул на себя и на пол хотел поставить.

Только тут Феликс заорал как, бл@дь, маневровый тепловоз – у меня аж уши заложило. Присел и в бак этот вцепился. И тут замечаю я такое, что и в сказке сказать нельзя. Да и ну их в п@зду, такие сказки. Вижу я, паря, что Феликс к баку животом вроде как приклеился. Портки спереди спущены. Заглядываю в бак, а там, в том месте, где отверстие для крана с резиновой прокладкой по краям – залупа из стенки торчит, сине–черная уже, как, этот, баклажан.

– Как...залупа? – прошептал Ромка. – Чья залупа?
– Чья, чья... – передразнил Семеныч. – Гегеля залупа, бл@... Феликс кран-то вынул и в дырку, в муфту резиновую, федора своего засунул.... И еще, паря, вижу я, что бак снаружи весь мелом разукрашен... Сзади – вроде как жопа. Спереди – рожа и титьки бабские. Хуево нарисовано, похабно – как на заборе. А с левого боку написано «Нина».

Феликс ревет белугой и ебургу какую-то при этом несет: «Завхоз, сука, бачок заменил. Старый не понравился ему, подтекал, видите ли. Козел, бл@! П@здатый был бачок!»...

Тут у меня перед глазами картинки разные мелькать стали. Как мужики воду пили... И что бачок и в правду тёк немного, надо было ведро снизу ставить.... Я вот вам, салабоны, скажу, а вы крепко запомните: любая емкость, или там сосуд, если его еб@ть в технологические отверстия, рано или поздно начинает течь. Это, бл@, такой закон природы...

Сначала я Феликса просто прибить хотел. Потом охолонул и говорю: «Где у тебя, скобяной ты ебака, тут телефон? Надо Шварика с Никодимычем на подмогу звать, и остальных тоже. Репку тянуть будем. А уж опосля...». Тут Феликс взмолился: «Не губи, Семеныч! Я ж знаю, ты не злой человек. Спаси меня. Чего хочешь забирай, только спаси. И никому не говори ничего. А то не жилец я на этом свете».

Посмотрел я на Феликса – в слезах да соплях, в обнимку с железякой, разрисованной под Нинку, которую он как только не костерил – и стало у меня на душе... не знаю, как вам сказать... Хуево, в общем, стало...

Завел я чудо это в угол, поставил так, чтоб бак с двух сторон в стенку уперся. Достал из ящика зубило подлиннее, прицелился и начал молотком ебашить. Грохот стоит аж ёб твою мать – как в кузне. Феликс визжит тихонько, но смирно стоит, понимает, мудень, что все его хозяйство напрочь оттяпать могу.

Ну, короче, чтоб кота за яйца не тянуть, раздолбал я кастрюлю, и муфта резиновая из нее выпала, вместе с содержимым. Дал я Феликсу нож сапожный: «Дальше ты уж сам действуй. Ножик себе оставь. А всего лучше –отчекрыжь федора к ебеням, все равно он тебе без надобности».

И пошел к выходу. Потом вернулся, поднял жбан расписной с развороченной п@здищей и говорю: «Нинке отнесу. На память о любимом муже». А Феликс скулит только и ножиком промеж ног туда сюда возит.

А на улицу когда вышел, выбросил сосуд этот срамной под первый куст. Сейчас жалею – надо было Нинке отдать. Она бы его в красный угол поставила и показывала всем своим хахалям. Какая-никакая, а статУя. Каждой бабе, паря, нужна статуя. Хотя бы даже и мудаком сработанная. Мудак не нужен, а статуя нужна. Зачем нужна – сами не знают. Одно слово – бабы. Разумения у них нету. Тут этот хуильник бородатый, Платон, прав был...

Семеныч раздавил сигарету в пепельнице.
– И с тех самых пор, паря, у меня недоверие образовалось к бакам да бочкам. Мало ли чего...

Ромка поперхнулся квасом. Прокашлявшись, он спросил:
– Дяда Василий, а вы точно из ковшика водичку не пили? А то странно получается: все пили, а вы нет...
Семеныч зашевелил усами и прогудел:
– А иди–ка ты, Ромка, нахский язык учи. Он тебе в армейке ох, как пригодится. Любопытный, бл@дь... Сколько дней-то вам гулять осталось, салабоны? Восемь?

И, подмигнув притихшим слушателям, Василий Семеныч затянул басом: «Шлааа с учений третья роооота...»

© Бабука
"Случайности не случайны!"

Patriot
Ветеран
Ветеран
Сообщения: 1582
Зарегистрирован: 18 мар 2010, 16:23
Страна: Россия
Откуда: Ярославль

Сообщение Patriot » 04 окт 2010, 18:08

Про пацанячее слово


Я вообще пацан слова. Сказал – сделал. Без балабольства. И Витек такой же. Витек это мой лучший кореш. Не принято у нас слова на ветер бросать. Не по понятиям, так сказать. Можно и под ответ стать. Этим, собственна, пацаны от баб и отличаются.
Вот, помню, поехали мы как-то на рыбалку. На пару дней. Я, Витёк, его брательник и две тёлки с технаря.
Ну, как рыбалка? Какая там, нах, рыбалка с тёлками. Побухать мы, короче, поехали да кочаны попарить.
Приехали, снасти закинули, и давай водку пить. Как побухали, тёлок еб@ть начали, а потом спать легли.
А на утро, с похмелона, решили косого забить. Что – бы улучшить самочувствие. Брательник Витька знатную дурь привёз. Однобаночную.
Сели, значит, уеб@ли водки для начала, а потом и травы курнули. Хорошая трава. По три делаешь – башню сносит нах@й.
Сидим, за жизнь п@здим. И тёлки с нами. Втыкают. И тут одну на жрачку пробило, и она давай разные истории рассказывать. Мол, мать её - повариха в ресторане, и что хавку она пробовала разную, и что больше всего ей нравиться китайская хаванина. А самый п@здец, это типа бычьи яйца.
Мы, бл@, как эту х@йню услышали, ржать давай и гнать с неё. За п@здеж приняли, ясен х@й. А тёла в никакую и всё. Зуб, мол, даю, что яйца это п@здец какая ох@енная х@йня. И если бы сейчас были тут бычьи яйца она, типа приготовила бы их ох@езна.
Тут Витёк, толи с укуру, толи справедливости ради как вскочит и говорит:
- Я сукой буду, если до сегодняшнего вечера пару бычьих яиц не пробью.
И пальцем скинул на пидара.
- Хотите, верьте, хотите, нет, - Витёк говорит, а сам себя в грудину кулаком хуячит, - прям сейчас на яйцевою охоту отправляюсь. Кто со мной?
И на меня смотрит.
А я-то хуле. Кореш ведь. Нужно соглашаться, хоть идея мне эта не совсем не нравилась. Я вообще поспать хотел.
- Нех@й делать, - говорю, - помогу, конечно.
- И заибись, - Витёк обрадовался, - давайте ещё по банке и мы похуярили.
Сделали, мы, значит, ещё по водному, взяли пляхан, ножик и похуярили.
Брательника Витькиного на хозяйстве оставили. Следить за женским коллективом и подкармливать сомов.
Идём, значит, по лесу, ржём, за жизнь п@здим, водку с горла хуячим.
- Слышь, - я Витьку говорю, - ты мне скажи. А где ты быков собрался найти, и главное, каким образом кастрировать? И вообще нах@й оно нам надо?
- Бл@, Вадюха, - Витёк с горла еб@нул и рукавом занюхал, - ты не внимательный совсем. Мы когда в лес заезжали – там, на поле, стадо паслось. Бычки в стаде по любому есть. Мы сейчас с тобой телка молодого найдём, на землю повалим и яйца ему ножиком хуяк. Мы ж не договаривались, что это по любому большой бычок будет. А нужно оно нам, потому что мы пацаны и нех@й, что б нам тёлка х@йню п@здела.
- ААА, - головой киваю понимающе, - тогда ясно.

Вот так, за жизненным п@здежом, мы допили водку, и вышли из лесу.
- Вот они, - Витёк орёт, - смотри!
И пальцем тычет.
Я, бл@, ракурс навёл, смотрю – а там действительно стадо. Голов двадцать, но сука не одного маленького.
- П@здец, - говорю, - Витёк. Тут нах@й не одного телка. Вон гля какие бычары здоровенные.
- Даааа, - Витёк задумчиво репу почесал, - х@йня выходит. Неувязочка. Но х@й с ним. Если пообещали – давай делать. Ты палку вон бери и к бычку сзади подходи. Выберай удачный момент и по башке его хуячь. Бычок по любому сознание потеряет, а я ему вжик и всё.
И ножом по горлу показал. Как он типа бычку яйца будет хуячить.
- Лады, - говорю. А у самого мурашки по спине бегают. Это я так стрематься начал. Да и п@здячит меня не по-детски. Ну, и Витька п@здячит, конечно.
Выломал, я короче, палку здоровенную, Витек нож в зубы взял, как индеец Джо, и начали мы к стаду подкрадываться.
Как подкрались, смотрим, а там всего четыре быка. Три здоровых что п@здец, а один в возрасте, но какой-то чаморышный. Облезлый весь и ели ходит.
Ну, мы с Витьком переглянулись и сразу друг друга поняли. Я палку поднял и с правого фланга заходить начал. А Витек с левого крадётся.
Всё ближе и ближе подходим. Рогатые уже внимание на нас обращать начали. Но не сильно. Ласковые такие животные. И спокойные.
До нашей жертвы ещё пару шагов осталось, и тут Витёк головой кивнул и рукой махнул. Я намёк сразу понял. Палку поднял, пару резких шагов сделал, размахнулся и бычка со всей дури как уебу. Бычок на меня так тоскливо посмотрел, пару шагов в сторону сделал, но стоит.
- Ебашь! Ебашь его! – Витёк кричит и с ножом вокруг бычка ходит.
Во мне, я скажу, какая-то злость спортивная взялась. Хуле я бычка не захуярюю?
- ААААААААААААА!!!!! – я заорал, глаза выпучил и бычку ещё раз как дам. Промеж глаз прям.
Бычара ещё раз на меня глянул печально и еб@нулся. Лежит и ногами дёргает.
- Давай, - кричу, - Витёк. Отрезай трофей.
Да Витьку и говорить не надо было. Он с тесаком на бычка как запрыгнет, яйца одной рукой схватил, в другой нож держит. Ну, как Рембо первая кровь прям.
Витёк ножом замахнулся, что бы окончательный и моментальный удар нанести и тут вдруг кто-то как заорёт.
- Что же вы суки творите! Что творите - то сукины дети!
Мы с Витькой головы поворачиваем, а на нас со стороны дороги бабка бежит. Юбку подняла, толстая такая и грабли в руках.
За ней дедуля. Инвалид, наверное. Или ветеран. На одну ногу хромает, но быстро хуячит. А в руках у него - ружьё.
- Я вам ироды сейчас мозги вынесу нах@й! – старикашка орёт и оружием огнестрельным машет.
Я как эту х@йню увидел, у меня очко сжалось в горошину, бл@.
- Сьёбуем Витя!!! - ору.
А Витёк как - будто и не слышит.
- Я, - говорит, - пацан дела. Если сказал, что принесу – значит принесу. Успеем уйти.
И давай с яростным еб@лом бычку яйцо отхуяривать.
Надрез сделал, а бычок как замычит. На копыта вскочил резко и давай крутиться. Такой у него болевой шок страшный.
А Витек за яйца его держит и не опускает.
- Неопууууущууууу, - орёт, как еб@нутый.
Тут я вообще ох@ел. Смотрю, а бабёнка с грабл@ми всё ближе и ближе. И мужичок ружьё на плечо мостит.
- Ну, тя нах@й, - ору, - погибнем ведь.
Витька за ноги схватил и давай не себя тянуть. А бычок в другую сторону рвётся. Дёрнулся пару, раз, завыл адски, хвост поднял и побежал на тётку с мужиком.
Я Витька под мышку схватил, и в лес бежать. И он тоже ногами перебирает, но не уверенно.
Бл@, бегу, а сам прицел старого охотника у себя на спине чувствую.
Слава Богу, не далеко мы из лесу ушли. За деревья забежали и в овраг прыгнули. Отдышались пару минут и дальше на сьёб.
Бежим, дыхалка садиться, но вроде оторвались. А Витька довольный бежит, лыбится.
- Чо, - спрашиваю, - лыбишься.
- А вот, - говорит, - и кулачину разжимает.
Я смотрю – а там ёбтвоюмать!
Витёк не просто так за бычка держался. Оторвал всё-таки кусок яйца молодчага.
- Бл@, - говорю, - вот ты, Витюха, маладца. Ай да красава!
- А то, - Витёк довольный весь, - если бы не ты, х@й бы у меня что вышло.
- Спасибо, - говорю, - вместе мы сила.
Так за душевным разговором до лагеря и дошли.
Пришли, значит, грязные, Витька побитый весь, но счастливые и довольные.
- Вот, - Витёк говорит, - и яйцо брательнику своему тычет, - принесли бл@.
- Охуеено! – брательник удивился.
- А где эта курица? – спрашиваем.
- Нажралась и спит обрыганая, - Виткин брат говорит, - мы пока вас ждали литру ещё вьеб@ли.
- Ну, тогда мы рыбачить пойдём, – говорим.
И пошли карасей тягать. А потом кабыла та проснулась, и давай в отказ идти, что типа забыла рецепт. Витька её ещё нап@здить хотел под горячую руку, но я удержал. Хуле баб п@здить? У них по натуре своей не принято ответ за слова держать.
А на яйцо мы сома вытащили. На 2 кило.

(с) Белорусский жыдофашист
"Случайности не случайны!"

Patriot
Ветеран
Ветеран
Сообщения: 1582
Зарегистрирован: 18 мар 2010, 16:23
Страна: Россия
Откуда: Ярославль

Сообщение Patriot » 05 окт 2010, 13:11

Вы, конечно, можете смеяться, но я уже привык: поскальзываться на
арбузных корках и падать на глазах у всей трамвайной остановки, держа
в руках люстру, купленную на именины жены, с размаху биться о
прозрачную дверь, а потом полгода выплачивать ее стоимость,
заступаться на улице за женщину, которую обижает один-единственный
хулиган, не зная, что в подворотне стоят еще четверо... Ну, словом,
невезучий я. А тут вообще такой конфуз произошёл, что даже уже самому
смешно. Короче, я в мусорном ведре застрял.

В кои веки решил отгул отгулять. Проснулся утром, дома никого нет.
Красота! Выхожу на кухню, глядь - мусорное ведро переполнено. Три дня
им талдычу: вынесите мусор, вынесите мусор. Хоть бы кто почесался.
Плюнул, вынес сам. Пошел в ванную сполоснуть, сполоснул, поставил.
Потом думаю, раз уж сюда пришел, заодно и сам сполоснусь. Ну,
скажите, стал бы нормальный человек после помойного ведра мыться? Но
это же нормальный...

Короче, помылся, стал вылезать из ванны и хрясь - нога в ведре. Ну,
посмеялся сначала, потом попытался стряхнуть - не стряхивается. Да и
неудобно - вторая-то нога в ванне стоит. Снова посмеялся, но уже с
холодком, и снова зачем-то в ванну залез. Наверное хотел ведро смыть.

Постоял, подумал, потом ногу с ведром в ванне оставил, а второй ногой
вылез и стал ведро о край ванны сдирать. Но я же скользкий после
душа-то. Поэтому свободная нога уехала на шпагат, и я всем хозяйством
о край ванны ка-а-к ексель-моксель! Слышу сквозь боль нечеловеческую
- что-то по полу покатилось. Ну, думаю, отдухарился ты, мужик, теперь
будешь в профсоюзном хоре фальцетом петь. Отдышался, гляжу - слава
богу: это, оказывается, банки какие-то с полки упали и раскатились. А
у меня все на месте. И ведро в том числе.

Нога плотно вбита в дно ведра пальцами вверх и уперта в фигурный
изгиб. Попытался снять с пятки - куда там, крепко сидит. С носка
попытался - ноготь в палец впивается, терпежу нет. Зачем-то включил
душ и набрал в ведро воды. Думал, оно от воды потяжелеет и сползет с
ноги, но все вышло наоборот - нога от воды разбухла и застряла еще
сильнее.


Решил пойти высушить ногу феном: типа, конечность усохнет и ведро
соскочит. И тут возникла новая проблема - как вылить из ведра воду.
Тот, кто думает, что это просто, тот ни черта не понимает в жизни.
Пришлось лечь в ванну, задрать ноги и вылить воду на себя. Сами
понимаете, приятного мало: ведро хоть и чистое, но все равно
помойное. Мокрый, с ведром на ноге пошел в зал искать фен. Иду,
гремлю этой мусорной дрянью на весь дом, ржу и матерюсь одновременно.

Нашел фен, включил на самый жар, стал дуть им в ведро. Полчаса дул.
Ноге горячо, но она не усыхает, сволочь. Бросил фен, схватил первый
попавшийся крем жены (как потом выяснилось, самый дорогой) и намазал
им ногу. Думал, соскользнет. В итоге стало скользить все: руки, вещи,
дверные ручки. Все, кроме ведра.

Пошел опять в ванную. Иду - бум-хрясь, бум-хрясь - и пахну, как
идиот: сверху дорогим парфюмом, снизу - мусорным ведром. Сунул ногу с
ведром в ванну и снова набрал в ведро воды. Думаю, мол, пускай нога
вообще разбухнет и ведро лопнет к чертовой матери. С полчаса
простоял: ноге больно, а толку ноль. Опять пошел в зал. Воду уже
сливать не стал. Думаю, весь в креме сяду в ванну, скользить начну и
уже не встану. А тяжело, между прочим, с ведром воды по квартире
шляться.

Включил компьютер, набрал в "Яндексе": как снять с ноги ведро. Узнал
все про ведра с древнегреческих времен, но на главный вопрос ответа
так и не отыскал. Недаром говорят, интернет - это сплошная помойка.
Мусора полно, а ответа на животрепещущие вопросы не дает! Заплакал от
отчаяния и идиотизма. Шутки шутками, а нога уже синяя вся. Так и до
гангрены недолго. Позвонил в МЧС. Диспетчер сначала смеялась, но
потом слышит, мужик плачет, мол, еще полчаса и ногу ампутировать
придется, сжалилась, отправила бригаду. Ребята быстро приехали, через
десять минут. В дверь позвонили, я бросился открывать, а потом
смотрю: я же голый, после душа так и не оделся...

Вы когда-нибудь трусы через ведро надевали? Нет? А я надевал. Теперь
можно сказать, что в жизни я испытал все. И знаю точно: трусы через
ведро надеть невозможно, даже если это не трусы, а тещины рейтузы.
Трое трусов разорвал, пока это понял. Потом плюнул, полотенцем
обвязался и спасателей пустил.

Они молодцы оказались. Смеяться не стали, в две минуты ведро
распилили надфилем и сняли. Я перед ними чуть на колени не упал.
Спасибо, плачу, за то, что вытащили меня из безвыходной ситуации. Да
разве ж это безвыходная, говорит ихний старший. За час до тебя мужик
башкой в морозильнике застрял, хотел посмотреть, почему лампочка не
горит. Вот это ситуация. А у тебя так, фигня.

Ох и обрадовался я. Есть еще оказывается на свете идиоты. Это ж надо
додуматься: башкой и в морозильник! как же он оттуда в МЧС звонил???..

(с) Fishki.net
"Случайности не случайны!"

Patriot
Ветеран
Ветеран
Сообщения: 1582
Зарегистрирован: 18 мар 2010, 16:23
Страна: Россия
Откуда: Ярославль

Сообщение Patriot » 05 окт 2010, 13:43

По моим наблюдениям, домашнее зверье обычно напоминает своих хозяев. В
чем причина этого феномена – сказать с уверенностью не могу – то ли
домашние любимцы мутируют под влиянием биополя и интеллекта хозяина, то
ли хозяева изначально выбирают питомцев, максимально соответствующих их
внешности и внутреннему содержанию, то ли работают оба этих фактора.
Науке сие неизвестно. Кроме того, Миша Кососрак науку презирал и
высокими материями не заморачивался, поэтому когда в его жизни настал
период покоя и относительного благополучия, а жена заявила, что для
полноты гармонии, царившей в семейном очаге необходимо завести "котика
или еще какую-нибудь зверушку", Кососрак спорить не стал, а втихаря
поехал на Птичий рынок. Спорить не стал потому, что его первая жена (а
именно о ней идет речь в данном произведении) была стервой редкостной, и
спорить с ней было накладно для нервной системы. Втихаря – потому, что
решил приобрести что-нибудь малогабаритное и не требующее больших
затрат, типа беспородного хомячка, в то время, как жена почти наверняка
потребовала бы какого-нибудь гламурного пуделя, и тогда плакали зимняя
резина и новый бампер.

На Птичьем рынке, как известно, от изобилия всяческой живности глаза
разбегаются не только у детей, но и у мытых во всех щелоках,
зачерствевших сердцем подонков. Миша таковым не был, поэтому первая же
бабушка умело втерла ему двух рыжих хомяков.
- Самочки, чистенькие, породистые, аккуратные. Берите молодой человек,
не пожалеете.
- Жрут много? – спрашивал Кососрак, уже прикипевший к хомячихам всем
сердцем.
- Ни-ни! Крохи смахнуть им со стола – весь день сытыми будут!
Домой Кососрак явился, торжественно неся перед собой трехлитровую банку.
Хотелось сделать жене приятный сюрприз, однако Мишин прекрасный порыв не
нашел отклика в женском сердце.
- Никакого уюта от них. Только жрать, срать и блох плодить, – кратко
резюмировала свое отношение к хомячкам Мишина супруга,- У нормальных
людей звери как звери – у Машки вон котик ангорский, у Ксюхи – пуделек
персиковый. А у нас – два плешивых мыша. Ни погулять с ними, ни людям
показать.

Кососрак обиделся, но вида не подал. Любовно настругал хомячихам опилок,
накидал крошек и... остыл к ним навсегда. Ибо не было у Миши с хомячихами
ничего общего – у них не было ни единого шанса уподобиться Кососраку, а
у него – стать похожим на хомячка. А домашний питомец, как было сказано
в начале опуса, должен быть похож на хозяина, иначе это не питомец, а
какая-то скотина, противоречащая основным постулатам естествознания.
Поэтому хомячихи неделю тоскливо пялились на Кососрака бусинками глаз
из-под мутного стекла своего трехлитрового обиталища, надеясь вызвать в
хозяине нежные чувства, а потом, поняв, что ничего им не светит,
таинственным образом из банки слиняли. Некоторое время соседи видели их
тусующимися в подъезде возле мусоропроводов, где изнеженные грызуны
обучались суровой праве жизни, а потом исчезли – нашли, видимо любовь и
понимание, в результате чего в подвале Кососраковского дома через год
завелись рыжие, чрезвычайно пушистые и на редкость наглые крысы.

Разочаровавшись в грызунах, Мишаня решил завести рыбок, ибо отношения со
стервой-женой становились все напряженнее, а широкая Кососрачья натура,
вступив в период отцовства, просила кого-то, о ком надо было заботиться
и на кого можно было излить нерастраченную любовь. Покупая рыбок, Миша
опять проигнорировал научный подход, поэтому (хотя, может, причиной
явилась нездоровая и склочная обстановка в доме) рыбки дохли одна за
другой, упорно игнорируя то, что Кососрак регулярно менял воду в
аквариуме, купил сложное устройство в виде водолаза, который пускал
рыбкам в аквариум пузыри, трижды в день кормил своих питомцев свежим
мотылем и регулярно ссорился с женой, требующей "спустить этих
головастиков в сортир". Видимо, у рыбок с Кососраком тоже не нашлось
точек соприкосновения. Тем временем из всей ихтиофауны в живых остался
только пучеглазый сомик, который грустно таращился на окружающий мир
из-под пластмассовой раковины и, видя, что хозяин разочаровался в
рыбках, а стенки аквариума постепенно зарастают вонючим зеленым налетом,
размышлял о бренности всего земного. Аквариум начал неприятно пахнуть, а
через некоторое время – паскудно смердеть.

В один прекрасный день, вернувшись из командировки, Кососрак обнаружил
вместо аквариума элегантную клетку, в которой с наглым и независимым
видом тусовался попугай яркой тропической расцветки размером со среднего
голубя, с роскошным хвостом и дерзким хохолком на голове.

- Мррррааазь!!! – заорала экзотическая птица, едва завидев Мишу, -
Какккая мррраззь!!!
- Слыш, петух, ты это, базар фильтруй, - растерялся Кососрак от столь
неожиданного и, главное, необоснованного наезда.
- Это мне Леночка Дрочук подарила, - поглощенный разборками с попугаем,
Миша не услышал, как в комнату вошла жена, - ну разве не прелесть!?
- По-моему х*йня какая-то, - наглое пернатое абсолютно не
соответствовало Мишиным представлениям о домашнем любимце.
- Соссаать!!! – вновь раздалось из клетки.
- Сам соси, павлин плюшевый!! Ален, я ему клюв обломаю, если наезжать
будет!!
- Подрррочи, мррразь!! – вновь вмешался в разговор хамоватый обитатель
клетки.
- Щас ты у сам у меня подрочишь, мудило пернатое!! - Кососрак не на
шутку рассвирепел и, схватив клетку, потащил ее к балкону с явным
намерением отправить ее вместе с обитателем в свободный полет с
пятнадцатого на первый этаж.
- Если ты его хоть пальцем тронешь – мы разводимся!! – бросилась на
защиту попугая жена.
- Прррелесть!! – поддержали ее из клетки. И Миша понял, что проиграл. К
такому резкому разрыву семейных отношений он был еще не готов.

После этого попугай, носивший идиотское имя Сильвестр, перестал считать
Кососрака царем природы и с каждым днем наглел все больше. Будучи
любимцем Алены, жены Мишани, попугай пользовался практически
неограниченной свободой передвижения по квартире – в клетке он только
ночевал. Излюбленной его тактикой было, затаившись где-нибудь на шкафу,
неожиданно спикировать на Мишу и клюнуть его в плечо или в затылок,
после чего также резко ретироваться куда-нибудь на верхотуру. Со
временем пакости стали изощреннее – Сильвестр понял, что если незаметно
нагадить Кососраку в кофе, или заорать у него над ухом "Подддрочиии!!! "
в четыре часа утра, Миша бесится гораздо больше, к тому же остается
больше времени для маневра и ухода от последствий – заслышав шум, на
помощь спешила жена, грудью встававшая на защиту своего любимца.

Между тем отношения с супругой у Миши становились все хуже, во многом,
несомненно, благодаря Сильвестру. В конце концов ячейка общества
превратилась в два враждующих лагеря – с одной стороны Кососрак, с
другой –жена со своим паскудным попугаем. Миша, человек доброй души, как
было сказано выше, отчаянно нуждался в домашнем уюте и существе, о
котором можно было бы заботиться, поэтому, когда у одного из его друзей
ощенилась бультерьерша, Миша решил, что для того, чтобы уравновесить
численность войск во враждующих лагерях, а также для душевного
равновесия необходимо взять щенка. Когда он пришел, чтобы выбрать себе
псину посимпатичнее, его друг как раз выходил из подъезда с мешком в
руках:

- Прикинь, один полузадушенным родился. Это, бля, уже не собака. Пойду
утоплю, пока сам не подох, - из мешка донеслось слабое попискивание.
- Покажи, а? – заинтересовался Кососрак.

Из глубины полиэтиленового пакета на Мишу глянули красноватые глазенки.
"Себе возьму! " - неожиданно подумал Кососрак, - "Воспитаю! Бойца из
него сделаю... А назову я его... А назову... Назову..." - на этом мозговые
ресурсы Кососрака дали сбой "Х*й с ним, потом как-нибудь назову" - решил
Кососрак.

Так появился Бздех. Собакой это можно было назвать только при наличии
очень богатого воображения – родовая травма Бздеха действительно оказала
значительное влияние на его дальнейшее развитие. Огромная башка
присоединялась к тонкой шее, которая, в свою очередь, присоединялась к
хиленькому тельцу на кривых лапках. Причем, такое впечатление, что все
вышеозначенные части тела двигались у Бздеха независимо друг от друга.
Если в обычной жизни этот головастик, напоминающий гибрид морской свинки
и рахитичной крысы, еще кое-как справлялся со своеволием своих
конечностей, то в мало-мальски критической ситуации все части его тела
начинали проявлять независимость, что порой приводило к трагическим
последствиям.

Так, при сколь-нибудь громком и мало-мальски неожиданном шуме можно было
наблюдать примерно следующую картину: огромная башка непроизвольно
поворачивалась в сторону кратчайшей дороги на предмет съебаццо подальше
от возможной опасности, при этом один глаз, повинуясь бультерьерским
инстинктам, косил в сторону врага, второй – в сторону хозяина. На этом
этапе псина обычно громко пердела, то ли от переизбытка чувств, то ли
пытаясь придать себе максимальное ускорение, конечности вступали в
конфликт, в результате чего Бздех, разогнавшись по сложной траектории,
въебывался в стенку или какой-нибудь предмет интерьера. На этом этапе,
осознав никчемность своих предыдущих телодвижений и собственную
нелепость, Бздех виновато глядел на хозяина с навеки застывшим на морде
выражением умудренной суровым жизненным опытом морской свинки, после
чего говорил "Кря!! ", что заменяло у него лай, вой, скулеж и прочий
язык нормальных собак.

Имя свое Бздех получил от Мишиной жены – когда довольный Кососрак
притащил псину домой и заявил, что это, мол, бультерьер и он будет здесь
жить, жена, за несколько лет совместной жизни научившаяся понимать
тончайшие оттенки Мишиного голоса поняла, что спорить на этот раз без
мазы. И только поэтому нового питомца возненавидела с первого же дня. В
то время Кососрак постоянно мотался по командировкам, поэтому вся
тяжесть воспитания щенка легла на хрупкие женские плечи. Гулять с псиной
тоже приходилось. Во время одной из первых прогулок подруга Мишиной
жены, счастливая обладательница персикового пуделя, увидела белое чудо
на поводке и, брезгливо наморщив гламурный носик, спросила:
- Ален, а че это за кабыздох у тебя?

Пса надо как-то называть, а "Кабыздох" удивительно подходило жертве
тяжелых родов. Кроме того, у щенка были проблемы с кишечными газами,
которые он пускал постоянно, громко и в больших количествах. Проще
говоря – бздел везде и всегда. Таким образом, "Кабыздох" само собой
преобразовалось в "Бздех". К тому времени, когда Кососрак вернулся из
командировки, за щенком прочно закрепилась кличка "Бздех", на которую он
радостно откликался.

Попугай Сильвестр считал Бздеха своим личным врагом, тем более, что Миши
он последнее время опасался – как-то после удачной воздушной атаки
Кососрак умудрился схватить Сильвестра за роскошный хвост на выходе из
фигуры высшего пилотажа и шваркнуть об стену. Попугай лишился половины
хвостового оперения и с тех пор предпочитал пакостить Кососраку больше
по мелочи и издалека, не решаясь на наглые прямые наезды. В этой
ситуации беззащитный Бздех был для Сильвестра подарком небес – можно
было, например, нагадить ему в миску со жратвой или на подстилку, а
можно было спикировать на него со шкафа и пару раз долбануть клювом – от
неожиданности Бздех обычно обсирался, после чего получал вторую порцию
пиздюлей от хозяйки.

Одного не учло паскудное пернатое – Кососрак искренне любил Бздеха и мог
простить все, что угодно, но только не обиду, нанесенную любимцу. Увидев
однажды, как Сильвестр, устроившись на торшере, прицельно гадит на
безмятежно спящего Бздеха, Кососрак не выдержал....

К тому времени рыжие и наглые потомки кососраковских хомячих, видимо
унаследовав от прародительниц мощный интеллект и знание человеческой
психологии, расплодились в неимоверном количестве и вконец обнаглели.
Последней каплей стал момент, когда председатель домкома утром надел
пальто, а из кармана выпрыгнул здоровенный рыжий крысюк, по всей
видимости отсыпавшийся там после ночных подвигов. С крысами было решено
бороться беспощадно. К борьбе приступили немедленно, однако хомячьи
гены, скрестившись с крысиными, дали на редкость живучее потомство –
проверенные методы не помогали, а крысы обнаглели до того, что стали
шнырять по подъездам среди бела дня. Тогда председатель домкома собрал с
жильцов по 150 рублей на приобретение какого-то патентованного особо
действенного буржуйского средства для борьбы с крысиной напастью. Вот за
этим-то средством и отправился Кососрак к председателю домкома...

...План был прост: ну, сдох попугай, но Кососрак-то тут при чем? Самое
главное, чтобы пернатое заглотило крысиную отраву. С этим проблем не
возникло – жадный Сильвестр, не разбирая, сожрал гранулы вместе с
кормом, в который они были подмешаны. Кососрак уже праздновал победу и
репетировал перед зеркалом приличествуещее случаю скорбное выражение
лица на ебальнике, однако попугай, хоть и испытывал явное недомогание и
обдристал пол-квартиры, никак, сцуко, не дох. Жена вызывала ветеринарку,
однако врач только развел руками и дал какие-то капли, явно не особо
веря в их целебное действие...

Болел Сильвестр неделю. Сдохнуть он не сдох, однако дегустация
патентованной крысиной отравы не прошла для него бесследно: отныне к
семейству пернатых он относился только номинально – перья у него
повылазили все до единого, в результате чего стал он похож на какой-то
оживший окорочок с непропорционально большим клювом. Способность летать
он, понятное дело, тоже утратил, однако оперативно научился быстро
семенить и ныкаться под шкафами, ибо Бздех, несмотря на свою нелепость,
оказался все же в выигрышном положении и не простил своему мучителю ни
одной пакости. Избавление от мучителя заставило Бздеха поверить в высшую
справедливость, и он, наконец, начал ощущать себя собакой и защитником
дома.

Помниццо, однажды я зашел представить чете Кососраков свою будущую
супругу. Миша открыл дверь, мы вошли. Из кухни вышел Бздех, критически
оглядел нас и сказал "Кря! ", давая понять, что у этого дома есть
защитник, и нехуй тут...
- А это, кто, морская свинка? - поинтересовалась моя будущая жена,
памятуя о том, что лучший способ найти общий язык с людьми – это начать
разговор об их домашних животных.
В этот момент у меня в сумке неожиданно звякнули принесенные бутылки и
Бздех от неожиданности обгадился.
- Это собака такая, просто он болел и у него сфинктер слабый, - начал
оправдываться Кососрак.
- Поддрочи, мрраазь!! – раздалось из-под вешалки. От неожиданности у
моей будущей супруги, которая как раз собиралась поставить туда туфли,
глаза сделались примерно как у Бздеха при звоне бутылок.
- Соссааать!!! – вновь раздалось из-под вешалки, после чего оттуда
выбежало нечто розовое с синеватым отливом и быстро просеменило на
кухню. Бздех щелкнул челюстями, но оживший окорочок ловко увернулся.
- Соосааать, мрразь!!! – победно донеслось с кухни.
- Это Сильвестр, - пояснила Мишина супруга. Он болеет...
- И у него сфинктер слабый? – поинтересовалась моя будущая жена, отходя
от шока.
- Прреелесть!!! –проорал с кухни владелец обсуждаемого сфинктера.
- Понятно. Ребят, а может, все-таки в кафе сходим? –жена явно боялась
обитателей этого дома.

Выходя из подъезда мы спугнули двух здоровых рыжих крыс.

- Мои! – с гордостью сказал Кососрак, - от хомячков произошли. Третий
год их травят, а им – хоть бы хны!!!
- Я никогда не потерплю дома никакого зверья! – твердо сказала моя
будущая жена.

З. Ы. На птичий рынок за хомячками мы с ней поехали ровно через три
месяца...

(с)
"Случайности не случайны!"

Patriot
Ветеран
Ветеран
Сообщения: 1582
Зарегистрирован: 18 мар 2010, 16:23
Страна: Россия
Откуда: Ярославль

Сообщение Patriot » 05 окт 2010, 13:55

Собеседование

Пашол сегодня на собеседование. Не, у меня уже есть адно нармальное предложэние, но я падумал - а хуле, вдруг больше предложат? И пашол. Другими словами - загаварила во мне карысть и алчность.
А чо за вакансия я не ебал. Патаму што это не я нашол кантору, а кантора нашла меня. То есть нашла мое резюме на сайте хэдхантэр. А резюме у меня што надо, скажу я вам по сикрету, мои маленькие пушыстые друзья. Паэтому миня практически всекда завут на сабеседования.
Кароче званит мне телка из атдела кадроф вчера:
- Алексей, здрафствуйте.
- Здрафствуйте, - а я дрочил как раз.
- Можэте щас гаварить?
- Да в принципе, - ответил я, панимая, что дрочку придеца атлажыть.
Вообще эти ебучие "можете щас гаварить" миня прямо в ступар вводят. Неделю назад званит мне во вторнек какая-то пизда с ушами и такая мол "Здрафствуйте, Алеша, можэте щас гаварить?" и ждет маево атвета. Типа магу ли я гаварить или нет?
А у миня как раз был тяжэлейшый атхадос. То есть в панидельнек то я еще накидывал плотно. А тут прямо в адну точку сашлись фсе пути и случилось то, што далжно было праизойти. Кароче во вторнек утром был час расплаты. И тут эта сучка званит.
Ну я риально затупил над ее вапросом. Вспател даже. Лежал молча и думал - могу ли я гаварить? И если магу, то что я могу гаварит? И зачем мне ваабще гаварить, если я хачу выпить пива? И пачиму я должэн гаварить, если я адин в квартире и миня все равно никто не услышыт?
Вообщем я нихуя не смог атветить, патаму што миня заклинило. Ну и телка трубу палажыла, патаму што падумала, што нас разъединили. Такая вот история. Нехуй патаму што всякую паебень спрашывать? Лагично сука думай. Если я не могу гаварить - нахуя я взял трубку? Ответ бл...ь очевидный, паэтому нехуй бл...ь тупить и гавари сразу па делу.
Кстати, а пачиму в атделах кадров работают тока телки? Там што сука спецыальный тест на тупость надо прахадить?
А вдруг миня читают телки из отдела кадров? Бля, бля, бля. Ладно так и быть. Паделюсь с вами, телачки, сикретом. Как завлекать ахуенных спецыалистоф в сваю гавнафирму. Минимум слов, максимум действий. Кароче никаких сабеседований нахуй не надо. Находите по инету пиздатое резюме, мае например и все вапросы, сцука, решаете адним кантрольным званком:
- Алле, Аликсей, эта вы?
- А как вы думаете, если вы званите мне, то это я или не я?
- Аликсей, хватит пиздеть, кароче, такая тема. Есть ахуенная кантора, работают тока телки, штук трицать, рост от метр семдесят пять, фейс в ажуре, сиськи в теме, нужен пиздатый умный чувак в очках чтобы ими управлять, зарплата белая - три тыщи услофных единиц, каждый месяц премии в размере двух зарплат, в конце года премия пидесят зарплат. - Выдаете вы все разом, патаму што краткость - систра таланта.
- Медицынцкая страхофка есть?
- Есть.
- В шортах летом можно приходить? - спрашываю я, типа ломаюсь, хотя на самом деле ужэ сагласин.
- Можно дажэ в плафках прихадить.
- Я сагласин
Все. Пиздатый сатрудник у вас в руках.
(Атходя ат темы, хочу сказать: бл...ь, какое жэ нелепое выражение "краткость систра таланта"! Какая сука ебучая ахинея! Краткость - это антоним длинности. Все. Тут больше ничего не вытянешь. А систра таланта - это дочь отца таланта, а нихуя не краткость.)
Кароче, затупил я по сильному нащщет могу ли гаварить или нет и просрал вакансию. Зато чирез час званит пизда и гаварит опять "можете гаварить", а я такой сразу "магу", патаму што уже был натренирован ниебаца.
И дальше састаялся следующий разгавор телки с пратезом мозга и очень пахмельнова челавека:
- Алексей, чем вас привлекла наша вакансия?
Вапрос, бл...ь, идиоцкий. Аткуда я знаю чем? Я даже ниебу, што за вакансия, патаму что в абъявлениях я читаю тока адрес, штобы в центре и сматрю на цыфру, штобы зарплата.
- Патаму что ваша вакансия мне интересна, - пиздец нахуй я отжог. Ну а хуле, какой вапрос - такой атвет.
- А пачиму вы ищете работу?
Тожэ вапрос из топ-10 самых ебанистических вапросов хедхантеров. Патаму что я бл...ь люблю жрать, а еще больше я люблю пить, а еще больше я люблю ебаца. А штобы савершать такие деманические паступки мне нужны филки, а филки на дароге не валяюца. По краней мере я не видал.
- Патаму что у меня была работа. И я не искал. А теперь нет работы. И я ищу.
Не забывайте, што я то был в гавно.
- Это вас беспокоят из компании "Heineken", мы бы хатели пригласить вас на сабеседование.
- Высылайте адрес на почту, - ажывился я от слова Хайнекен.
- Хорошо, вышлю, до свиданья.
- До свиданья.
Правда адрес не выслала, .... знает почему. Может забыла? Да и .... с ней.
Кароче прадолжу с чего я начал.
Званит вчера какая-то неизвестная пизденка, стандартно спрашывает могу ли я говорить, удавлетвариф маим скромным "угу" свае зверинае любапытцво, пизда начинает талкать сваю ниебаца длинную и непанятную телегу, катарая изабиловала непанятными мне словами "диджытал", "кантент", "интегрировать", "консалтинг", "менеджмент" и прочее и прочее.
Выгаварифшысь, телка пригласила миня на сабиседование и сказала, што вышлет адрес. Ну я хуле? Думаю - раз они сами на миня вышли, значит я подхожу под вакансию. Если они решыли миня сабеседовать, значит мое требование "рассматриваю предложэния от двух тыщ", написанное чорным по белому в маем резюме, их не смущает. Значит круто и надо идти на собеседование. Так падумал я и абрадавался.
Ну чо? Сегодня взял, да пашол. Я гулять по Маскве днем очинь люблю. Людей мало, чисто, свежый воздух. Плеер ваткнул в ушы, пивка взял и впиред по кривым маскофским улочкам. Сегодня правда пива не брал, хуле, все-таки на собеседование.
Перед выхадам думал некатарое время, в джынцах хуячить или нунахуй. Решыл в шортах пойти, двацать семь выше нуля это не шутки, знаете ли. В джынцах можно ахуеть. Кароче плеер ваткнул на рокнролл и пахуярил.
В два часа дня приежжаю на китай-город, нахажу нужную кантору, захажу. На входе никаво, вдалеке какие-то батанеки хуячат за компами. Пашол к ним и громко спрасил телку - контактное лицо. Прибежала какая-то суетная пизда и всучила мне анкету, мол ты заполни, а потом придет главная телка и отсобеседует тебя как следует.
Я сразу предложыл, што типа может сначала поспрашивают миня, вдруг я сразу неподойду, тогда и анкета нахуй не нужна. Не люблю я лишние движения совершать. .... там. Броню не пробьешь. Анкета и ниебет - был ответ.
Ну заполнил, хуле. Меня в этих анкетах еще строчка "ваше хобби" прикалывает. Пиздец, там че не напишы, адин .... будет казаца что человек - идиот. Ну бывают там люди - из спичек домики клеят, или записывают на видак выпуски дома-2, или кроссворды в метро разгадывают. Да че не напишы - все алигофрения.
Тока прецтавьте, што вы работодатель и читаете анкету - Григорьев Антон Сергеевич, 2004 - 2007 начальник аналитического отдела компания Лукойл, 2001 - 2004 компания ТНК аналитик, английский флюэнт, МГУ, работоспособный, ответственный, по вечерам люблю засовывать майских жуков в маленькую стеклянную баночку и смотреть как они умирают.
Ну не пиздец?
Я штобы отмзаца и не выглядеть глупо в строке "хобби" всегда пишу тока одно слово - "искусство". Типа круто и с претензией на интеллектуальность. А то, што мое любимое искусство - это онанизм, по моему, .... кто дагадаеца. А зря, ведь в онанизме я, практически, Ван Гог - несколько быстрых взмахов кистью руки и шедевр готов.
Еще классная тема в анкетах - это вопрос "ваши отрицательный стороны?" Типа бл...ь такая, хо-хо, подъебка. А как наш претендентик выпутаеца из столь щекотливой ситуацыи, ой ой ой? А не напишет ли он, что у него нет отрицательных качеств, наглец, или все-таки признаеца, что в децтве трахнул мертвого котенка???
Интересно, кто придумал все эти вопросы? Я стандартно пишу, что самое мое дурацкое качество, што могу на работе засидеца допоздна, не заметить, как время прошло и работать, работать, работать. Пиздец такой я работяга, што аж сам хуею с себя и прусь ниебово.
В общем, анкету я заполнил по резкому и отдал телке. Тут пришла главная бабенка. Кстати ничего. Симпатичная. И повела меня в переговорную. Переговорная - это стандартно комната с большым круглым столом посередине и кучей всяких ебанутых дипломоф и свидетельств о крутости компании.
Вот эти картинки в рамочках всегда были для меня загадкой. Нахуя их вешать? Я лично если такую тему вижу, то сразу делаю вывод, што кантора - гавно, патаму что пиздатой канторе нахуй не надо никаких свидетельств и грамот. Ебали они и грамоты.
Правда, про эту компанию, я сразу все понял, не доходя до переговорной. Понял, што это не мой уровень и хотел сразу свалить, но потом остался, патаму что стало интересно - как мне эти идиоты будут впаривать свою ниебаца интересную тему.
Если потэнцыальные директрисы кампаний читают щас, то слушайте - если вы представляетесь заместителем директора компании и щеголяете перед кандидатом в дешовой кофточке с вкрапленными блестками уровня магазина "панинтер" или "savage", а на вашей голове пакояца ниебаца навароченные солнечные очки за пяцот рублей, то .... какой умный кандидат пойдет в вашу кантору. Патаму что если мужык хуево адет, то па нему ниче не скажешь, а если телка дешево одета, то значит - палучает она мало, а если зам. директора палучает мало, то хуле мне там делать?
Кароче, заходим в переговорную, садимся. Телка, акидывает взглядом мои шорты и сандалики и гаварит:
- А что это вы в шортах? Прямо кэжуал такой.
Кстати гаваря, кэжуал - это так называеца элита футбольных хулиганов. И это нихуя не стиль одеваца, отличный от классическова. А то, бля, че то в паследнее время я слышу кэжуал, кэжуал, а что это значит - никто не знает. Если уж на то пашло, то английские фанаты адеваюца тупо в джынцы и свитера, типа томми хильфигера или лонцдейла и подобной хуйни. А то бл...ь панаедут с периферии, слово услышат и давай его всюду вставлять.
Но этот аткравенно смелый спич я естественно телке гаварить не стал.
- А что это вы в шортах? Прямо кэжуал такой. - Спрашивает она.
- Жарко, - говорю, - в джынцах неудобно.
- Ну и что? Вы же на собеседование пришли.
- А вы, - спрашиваю, - чего тогда в юбке? Тоже бы в штанах пришли.
- Ладно, расскажите о себе, - перевела она разговор.
Ну рассказал хуле. Мне не сложно в сотый раз повторить три предложения, что мне двацать четыре года, я учился там то и работал там то. Нахуя тока? Перед телкой лежит мое резюме.
Интересно?
Читай!
Телка не ожидала, что рассказ кончица, не успеф начаца, паэтому после аканчания наступила такая нелофкая пауза. Видимо она ждала, што вдруг еще чтото я скажу. Но нет. Я даже чтобы как-то обозначить концофку отчетливо произнес - "Фсе пиздец."
Пизжю, слова "пиздец" не гаварил. Сказал "Все конец".
Она полистала резюме, поделала вид, что чето прикидывает и рассуждает. Потом говорит, щас я вам пакажу презентацыю, штобы вам стало панятно, чем занимаеца наша кампания. И кладет передо мной распечатку из пауэрпойнта с какими-то таблицами, схемами, сложно-подчиненными связями, стрелочками и бальшым каличеством слов неясного садержания.
Я чессно пофтыкал в это произведение воспаленной фантазии минут десять. Сказать, што мне после этова стало панятно, чем занимаеца кантора, значит было бы вам напиздеть. Мне стало тока панятно, што в канторе есть куча далбаебав, каторые рисуют эти нахуй никаму не нужные тупые схему в пауэрпойнте.
- Эту презентацию делал Карл, - сказала телка.
- Карл Свенссон? - спросил я, прачитаф эту фамилию на самой бальщой грамоте на стене.
- Да, это владелец нашей компании.
- Швед? - Чтобы поддержать разговор зачем-то спросил я, но ответа не палучил.
Видимо шутки на тему Карла здесь были не в хаду. Причом телка еще нескалько раз праизносила имя Карл, но никак не в кабинацыи Карл Свенссон, а называя его просто Карл. Видать этот шустрый Карл, каторый любит хуячить идиоцкие презентацыи, не дурак накинуть этой правинцыалке на клык - падумал я.
- Теперь Вам понятно, чем занимаеца наша компания? - Спросила телка.
- Не, не панятно.
А с хуя ли панятно? Скажу вам, ребзо, аткравенно, если у вас в вашей ниебаца крутой кампании есть чувак, каторый в разгаворах с каллегами или в письменной речи упатребляет всякие навароты, каторые абычный мозг панять не может, то скарее всего этот чувак пиздец какой тупой и па савместительству мудак.
Я вот раньше работал в одной компании, так там были пару чертей, любители вынести мозг. Один должен был поставить мне задачу. Приходит он ко мне и начинает впаривать какую-то чушь. Я слушал весь его интеллектуальный спич, нихуя не понял. Он второй раз повторил. Эффекта ноль. Я говорю - так а че делать то? Непонятно.
Он на новый круг. Те жэ яйца.
Кароче, часа три он выебывался. Упарился аж. Разозлился, вспател, покраснел. Потом у него видать переключатель сломался и он заорал - "открой, бл...ь, эксель и там числа из второго столбца сложи с числами из третьего".
- Вот видишь. Можешь, когда хочешь, - обрадовался я и быстренько сделал его важное задание, которое в первой формулировке занимало несколько страниц ворда и изобиловало умными словами "агрегация", "композиция", "модульность", "конгруэнтность" и т.д.
На самом деле умение зашыфровать простую вещь каким-нибудь псевдонаучным мусором - это неотъемлемая часть российских бизнес-процессов. Потому что бОльшая часть отечесвенных компаний только и занимаеца, что перегоняет гавно из пункта А в пункт Б, а когда гавно перегоница - раздаеца зарплата и гавно начинает перегоняца из пункта Б в пункт А. Когда этот процесс пройдет четыре раза, то происходит выплата квартальной премии. И т.д. Бесконечно нахуй.
И когда я на собеседовании вижу, что попал в такую компанию, где за умение изобразить занятость получают хорошие деньги, то становица невыносимо тошно и я сразу валю оттуда. Сам проработал четыре года в такой фирме. За полгода стал начальником отдела и последующие три с половиной года и в .... не дул, хуяча проекты для конкурентов и для просто левых фирмочек. Да, в этих мыльных пузырях можно неплохо зарабатывать, но в конце концов он когда-нибудь лопнет и вот тогда ты панимаешь, что ты в полном дерьме, потому что ни опыта, ни подходящщих навыков у тебя нет и пора начинать все сначала.
Со мной все так и произошло и я рад, что это случилось сейчас, а не лет через десять.
Из моих философских рассуждений меня вывел новый вопрос уже порядком подзаебафшей девушки:
- В каком отделе Вы бы хатели работать?
Я уже собрался валить и думал - как ей об этом сказать повежливее.
- Как в каком? Вы же вызвали меня на собеседование. Почитайте мое резюме, спросите, что я умею и решите.
- Ну вот у нас есть три отдела, - называет какие то английские слова, смысл которых неясен, - где Вы себя видите?
- А какие вакансии вообще есть в этих отделах?
- Эээ, - замялась она, - у нас есть одна вакансия.
- Круто. Тогда я претендую на нее, но смысл вашего вопроса, где я себя вижу становица мне непонятен.
Все, бл...ь, думаю, пора валить. Тут она завет какого-то хуя с понтом, щас он вам пару вопросов задаст. Приходит невнятное хуйло в вельветовых штанах и мятой дешевой рубашке. Типа самый главный спецыалист. Он долго читает мое резюме, шепчеца с телкой, чешет ебало, потом изрекает:
- Вот у нас есть три отдела. В котором из них вы себя видите, - и визитку мне протягивает.
Так, бл...ь, думаю, это еще че за клован нарисовался.
- В любом я себя вижу. Меня никакая работа не пугает. - Ответил я, чтобы поскорее отъебались.
- Но у вас же нет опыта работы в этой сфере?
бл...ь, он шутит штоли?
- Так вы же сами вызвали меня на собеседование, изучив предварительно мое резюме.
- Ах ну да. Точно.
Опять начинаюца перешептывания с телкой. Потом после маленькова дискурса чувак начинает развивать мне тему, што щас меня могут взять на какую-то позицию (на самом деле единцтвенная вакансия, которая у них открыта) и потом при правильной организации труда у меня можыт быть ахуеть какой карьерный рост. Как будто я, наблюдая перед собой заместителя директора с черкизофского шоппинга и ведущего спецыалиста, нервно заикающегося и не способного мне в двух словах объяснить, что мне придеца занимаца тем, чтобы провести прямую, сумма расстояний до которой от всех точек - минимальна, не могу сам сделать выводы об их карьерном росте.
В пизду этот цырк, - падумал я.
- Скока вы хотите мне предлождить? - Оборвал я спецыалиста.
- Ну, эээ, ммммм, этот вопрос я не могу обсуждать, это решает владелец Карл.
Ладно, тогда с другой стороны.
- Сколько у вас получал человек, который работал на этой позицыи до меня?
Ребята переглянулись.
- Пятьсот долларов.
ХА.
Я же говорил, что я люблю гулять по Москве днем. Плеер в ушы, пиво в руки. Народу мало. Кривые улочки. Красота.
- Я рассматриваю предложэния от двух.
- Но у вас же нет опыта работы в этой области, - затянул старую песню чувак.
- Зато у меня есть хата, за которую мне надо платить, есть желудок, который просит еды и есть еще куча патребностей, про каторые я вам не скажу, но каторые, паверьте, требуют финансовых вливаний.
- Мы посоветуемся с руководством (читай - прощелыга Карл, который ебет простушек с периферии за копейки) и если што вам перезвоним.
- Окэ.
- Да свиданья.
Выхажу из перегаворной и сзади меня догоняет вопрос телки:
- А вы заходили на наш сайт.
Нахуй мне нужэн ваш сайт. Нет, канешно.
- Заходил, конечно, - решыл я не расстраивать девушку напоследок. Все-таки у шведа глотать не так уж и весело.
- Как вы оцените наш сайт?
- Неплохо.
- А что вам понравилось? - решыла окончательно меня доебать телка.
- Дизайн хороший.
Девушка расплылась в улыбке.
- А что бы вы посоветовали, чтобы улучшыть наш сайт?
бл...ь, ты сука тупая, ты решыла меня аканчатильно заебать? Да я в глаза не видел твой ебучий сайт, потому что я класть хател на тебя, на Карла, на твоего задроченнова спецыалиста в вельветовых штанах и на твой паганый сайт.
- А знаете што? Аставьте все так как есть. Классный сайт.
Я вышел на улицу и облегченно вздохнул. Выкинул визитку в урну, вставил плеер и пашол по кривым маскофским улочкам, падпевая гражданцкой абароне.
Заработаю немного лаве за год и аткрою сваю кантору. Ебал я в рот весь этот бизнес па русски.
© hrenius
"Случайности не случайны!"

Patriot
Ветеран
Ветеран
Сообщения: 1582
Зарегистрирован: 18 мар 2010, 16:23
Страна: Россия
Откуда: Ярославль

Сообщение Patriot » 05 окт 2010, 14:18

Для эстетов:


Красная Шапочка

Эдгар По
Hа опушке старого, мрачного, обвитого в таинственно-жесткую вуаль леса, над которым носились темные облака зловещих испарений и будто слышался фатальный звук оков, в мистическом ужасе жила Красная Шапочка.

Эрнст Хемингуэй
Мать вошла, она поставила на стол кошелку. В кошелке было молоко, белый хлеб и яйца.
- Вот, - сказала мать.
- Что, - спросила ее Красная Шапочка.
- Вот это, - сказала мать, - отнесешь своей бабушке.
- Ладно, - сказала Красная Шапочка.
- И смотри в оба, - сказала мать, - Волк.
- Да.
Мать смотрела, как ее дочь, которую все называли Красной Шапочкой, потому что она всегда ходила в красной шапочке, вышла и, глядя на свою уходящую дочь, мать подумала, что очень опасно пускать ее одну в лес; и, кроме того, она подумала, что волк снова стал там появляться; и, подумав это, она почувствовала, что начинает тревожиться.

Ги де Мопассан
Волк ее встретил. Он осмотрел ее тем особенным взглядом, который опытный парижский развратник бросает на провинциальную кокетку, которая все еще старается выдать себя за невинную. Hо он верит в ее невинность не более ее самой и будто видит уже, как она раздевается, как ее юбки падают одна за другой и она остается только в рубахе, под которой очерчиваются сладостные формы ее тела.

Виктор Гюго
Красная Шапочка задрожала. Она была одна. Она была одна, как иголка в пустыне, как песчинка среди звезд, как гладиатор среди ядовитых змей, как сомнабула в печке…

Джек Лондон
Hо она была достойной дочерью своей расы; в ее жилах текла сильная кровь белых покорителей Севера. Поэтому, и не моргнув глазом, она бросилась на волка, нанесла ему сокрушительный удар и сразу же подкрепила его одним классическим апперкотом. Волк в страхе побежал. Она смотрела ему вслед, улыбаясь своей очаровательной женской улыбкой.

Ярослав Гашек
- Эх, и что же я наделал? - бормотал Волк. - Одним словом обделался.

Оноре де Бальзак
Волк достиг домика бабушки и постучал в дверь. Эта дверь была сделана в середине 17 века неизвестным мастером. Он вырезал ее из модного в то время канадского дуба, придал ей классическую форму и повесил ее на железные петли, которые в свое время, может быть, и были хороши, но ужасно сейчас скрипели. Hа двери не было никаких орнаментов и узоров, только в правом нижнем углу виднелась одна царапина, о которой говорили, что ее сделал собственной шпорой Селестен де Шавард - фаворит Марии Антуанетты и двоюродный брат по материнской линии бабушкиного дедушки Красной Шапочки. В остальном же дверь была обыкновенной, и поэтому не следует останавливаться на ней более подробно.

Оскар Уаильд
Волк. Извините, Вы не знаете моего имени, но…
Бабушка. О, не имеет значения. В современном обществе добрым именем пользуется тот, кто его не имеет. Чем могу служить? Волк. Видите ли… Очень сожалею, но я пришел, чтобы Вас съесть.
Бабушка. Как это мило. Вы очень остроумный джентльмен.
Волк. Hо я говорю серьезно.
Бабушка. И это придает особый блеск Вашему остроумию.
Волк. Я рад, что Вы не относитесь серьезно к факту, который я только что Вам сообщил.
Бабушка. Hынче относиться серьезно к серьезным вещам - это проявление дурного вкуса.
Волк. А к чему мы должны относиться серьезно?
Бабушка. Разумеется к глупостям. Hо Вы невыносимы.
Волк. Когда же Волк бывает несносным?
Бабушка. Когда надоедает вопросами.
Волк. А женщина?
Бабушка. Когда никто не может поставить ее на место.
Волк. Вы очень строги к себе.
Бабушка. Рассчитываю на Вашу скромность.
Волк. Можете верить. Я не скажу никому ни слова (съедает ее).
Бабушка. (из брюха Волка). Жалко, что Вы поспешили. Я только что собиралась рассказать Вам одну поучительную историю.

Эрих Мария Ремарк.
- Иди ко мне, - сказал Волк.
Красная Шапочка налила две рюмки коньяку и села к нему на кровать. Они вдыхали знакомый аромат коньяка. В этом коньяке была тоска и усталость - тоска и усталость гаснущих сумерек. Коньяк был самой жизнью.
- Конечно, - сказала она. - Hам не на что надеяться. У меня нет будущего.
Волк молчал. Он был с ней согласен.
"Случайности не случайны!"

Patriot
Ветеран
Ветеран
Сообщения: 1582
Зарегистрирован: 18 мар 2010, 16:23
Страна: Россия
Откуда: Ярославль

Сообщение Patriot » 05 окт 2010, 14:29

Шуба для Мазоха (буквы)

Петр Егорович слонялся по конторе. Засунув плешивую головку в очередной кабинет , кося припудренным фингалом, он отработанно вопрошал:
-Гараж в Кузминках никому не надо? Дешево отдам…
- А чего продаешь-то?- вопросы офисного планктона не отличались разнообразием.
- Да шубу хочу купить. Норковую. Серую. До пят чтобы…
- А-а ! –кивали головами сотрудники и , зная прижимистость визитера, начинали дружно киснуть :Ну ты , Егорыч, жжошь!
-Так не надо? Да ну вас! – владелец гаража обиженно надувал губки и плелся к следующему кабинету.
Согбенная спина его удаляясь предъявляла насмешникам несвойственную ей обычно задоринку. Женщины замечали , что от Петра Егоровича пахло интригой и какой-то тайной.

-Мы , Нинуль, скоро уже двадцать лет вместе…- Петр Егорович потер неожиданно вспотевшие ладошки и осторожно прокашлялся
-Двадцать один.- безапелляционно поправила мужа дородная Нинуля, и продолжила утреннюю глажку белья . Думая о чем-то своем, бабском , она напевала под нос любимую «забирай меня скорей, увози за сто морей…ля-ляля-ля-ля…я ведь взрослая уже!»
- Вот! Нинуль, мы же взрослые люди! Дети разлетелись по институтам…и вообще…- Петр Егорович потупил очи долу , крупное лицо его предательски порозовело.
- Че надо?…»нана-на-нананна… и целуй меня везде !»- массивные бедра Нинули закачались в такт с летающим по рубашке утюгом.
- Э…, значит,…Нинуль! Мы двадцать лет , то есть двадцать один…э…вместе, значит..э…дети наши…э…
-Выросли! Слышала уже. Что дальше , Пронькин? Денег на бильярд не дам ! Все равно, ты , скотина такая , пятьсот рублей заныкал с зарплаты…тара-рара-рарара … поцелуй меня везде!
-Да вычли с меня! Ну сколько можно повторять!
- Не дам!
- Да не об этом я , Нина!- трагические нотки в голосе Петра Егоровича заставили хозяйку на секунду оторваться от поглотившего ее процесса. Нинуля насторожилась и , подобно разжиревшему спаниелю в поле , «сделала стойку»
- Что надо, Пронькин ?
- Нина, Нинуля… ты знаешь , что я много и активно читаю в последнее время.
- А-аа! Ну и читай себе , Пронькин! Книжек вон полдома, сколько денег на эту моду дурацкую ухайдакано…пам –парам-пампам-пампам…я ведь взрооослая уже…- ТЬФУ!- супруга щедро окропила влагой очередную тряпку. Утюг зашипел и коброй метнулся по гладильной доске.
- Так вот, перечитывая нашу библиотеку я ,подчеркиваю, совершенно случайно , наткнулся на преинтереснейшую книженцию! Нинуля , это подлинный шедевр философской мысли , этот автор , Нина, заставил меня пересмотреть свои …
- Какой автор, Пронькин?
- Леопольд фон Захер- Мазох!
- За что?!
- Ээ…За-хер …фон …Мазох, Нинулечка…
- Ну ты , Пронькин, даешь! Скоро полтинник мужику, а он все за хер читает! Угомонись , Кабзданова!
- Казанова, Нинулечка…
- КабзДАнова! И, вообще, захер мне твой кот Леопольд, когда за квартиру неуплочено? А это, Пронькин, между прочим, твоя обязанность! Вот если бы тебе было не похер, больше толку было бы , КабзДАнова ты моя…. и це-луй меня везде!
- Господи, какие мелочи, Нина! Гениальный опус Мазоха « Венера в мехах» буквально перевернул…
- В чем?
- В мехах…

Петька, неужели ? Ну неужто сподобилась? А? Колись ! Что вправду шубу купил? Но ты ж помнишь, какую я хотела? Как у Светланы Ивановны! Ах ты скромняга ты мой! Заначечки свои достал, скопил , мой пупусик , женушке на шубку! А я –то думаю , что ты все за хер говоришь, стеснительный мой…траляля-ля-ляля-ляля …а я ведь взрослая уже! А какая ? НЕТ! Не говори…попробую угадать…До пяток? Нет?
Нет…до пяток , Петюня, ты не потянешь…Но главное ж внимание! Иди ко мне , я тебя поцелую , штырлиц ты мой! Давай-давай-давай давай, показывай!

Лицо Петра Егоровича Пронькина приобрело легкий апоплексический оттенок. Шуба никак не вписывалась в планы утренних садо-мазохистических фантазий, в которые он самонадеянно пытался вовлечь супругу. Мечталось , конечно, о чем-то более стройном и длинноногом, но в наличии была только групногабаритная Нинуля , потому приходилось подкатываться к ней.
Поняв , что окончательно и бесповоротно пропадает,ценой неимоверных потуг воли , Петр Егорович пошел ва-банк. Коленки предательски вздрагивали, но отступать было поздно:

- Нина…э…Нинуля! Пусть это будет…э… сюрприз…э. Я быхотелсерьезнопоговоритьс тобой О СЕКСЕ!
-Ну поговори, Бомжуан, поговори!- томно промычала оглушенная предвкушением сюрприза Нинуля.
- Дон…Жуан…скромно попытался поправить жену Петр Егорович.
- Дык гандоны в тумбочке, разуй глаза, бандераст ты мой! Выдумщик ты, Пронькин! Я балдею…а цвет ? Светлая или коричневая? Или серая?
- Ну это…как ты хотела, короче- Петр Егорович понял , что гибнет безвозвратно, и попытался пропасть с музыкой…Нинуля!- замолотил языком сладострастец.- Значит давай так: я- как будто фашист, а ты -пленная школьница-партизанка. А ? Я тебя буду, как будто , ну понарошку , мучать и будто бы насиловать, а ? Давай?
- Ой , Пронькин, даже не знаю…Серая говоришь?
Фашист ты , Пронькин , проклятый! Насилуй уже меня скорей, мне в школу пора!- заблажила в голос « школьница» и обрушилась центнером тела на супружеское ложе. Болты и сочленения кровати протестующе захрипели.

- Нихт! – неожиданно взвился Петр Егорович- дас ист кляйне партизанский шлюшка! Сейчас мы будем тебя немножечко мучайт! Яфки! Пароли! Атвечайт, маленький курва!- Петр Егорович забегал вокруг ложа, одной рукой стыдливо прикрывая оттопыренные семейники, а другой выписывая щедрые плюхи по налитым бедрам «партизанки».
Глаза новоявленного садиста сбежались в кучку, с дрожащих губ активно побежала слюна. Чувствовалось, что игра заводит его не по -детски. Сбывались самые сокровенные фантазии юности. Если бы в этот момент Петру Егоровичу удалось взлететь , он ничуть не удивился бы.

В запале полетели к потолку: майка х/б пятьдесят второго размера, производства фабрики КИМ и трусы семейные (республика Польша, приятный бежевый цвет )с микки – маусами. Окрыленный первым успехом немолодой садист схватился за шевелюру жены и , с криком: « Сосайт! Шнеля-шнеля!» - попытался сделать то, чего ему не удавалось за двадцать, нет, за двадцать один год скучной супружеской жизни.
Слабой половине развратные действия озабоченного «фашиста « явно не понравились:

- Ах ты козел! Морда ты немецко-фашистсткая! Пионерку в …?!- Нина Игнатьевна вжилась в роль , но кипучая ее натура не хотела терпеть измывательства хлипкого насильника. Одним мощным толчком уронив волосатое тельце мужа, с песней « Взвейтесь кострами , синие ночи!»- массивная Нинуля увлеченно принялась мутузить Петра Егоровича по полу:
-Получай, гад! За нашу Советскую Родину! За Сталина…сосайт он вздумал, скотина! Я тебе щас устрою захер фонмазох!
- Аааа! Больнааа!
- Конечно, больно! А слезы русских матерей? Им не было больно?! Подонок! – пионерка-Нинуля крепкой партизанской рукой начала крутить вражеское причинное место.
- УУууу!!! Нинуля! Аааа! Я больше не буду! – Петр Егорович ,и, вдруг, ощутил, как сквозь приступы боли на него накатывает волна оргазма. И какого!
Захлестнувшие мужа эмоции предсказуемо передались истязательнице:
- Вот тебе! Вот! На ! Получай,ОХ! ОХ! Скотина! УУУУУУУ!!!!! – по волчьи счастливо завыла Нинуля , что есть силы дубася мужа по плешивой головенке и улетая в неизвестные ей доселе дали…

…”чем более уступчивой и праведной выказывает себя женщина, тем скорее мужчина отрезвляется и становится властелином; и чем более она окажется жестокой и неверной, чем грубее она с ним будет обращаться, чем дерзостнее она будет им играть, чем меньше жалости она будет выказывать, тем больше будет она разжигать сладострастие мужчины, тем больше будет она им любима и боготворима”.- прочитала вслух Нинуля и властно скинула серую шубку с дородного тела. – А твой Захер, не такой уж и дурак, а , Пронькин? Глаза ее хищно сверкнули. Связанный колготами Петр Егорович поглубже вжался в угол комнаты и заплакал счастливыми слезами.
Какащенко © 5.05.2007.
"Случайности не случайны!"

Patriot
Ветеран
Ветеран
Сообщения: 1582
Зарегистрирован: 18 мар 2010, 16:23
Страна: Россия
Откуда: Ярославль

Сообщение Patriot » 05 окт 2010, 14:42

Я вчера обосралсо прямо в центре города.

И эта не смешно, здоровыймужик наложил полные штаны. А дело было так, иду я по улице, ни кого нетрогаю, и тут захотелось мне пернуть. А на улице, да в морозный денек,сам бог велел дать копоти. А я тем более это дело люблю, дать газу, ямастак в этом деле еще тот. Я когда дома подпускаю газов у соседейконфорки гаснут от давления воздуха.
Так вот, и я решил пернуть. Пернул, кагда пирдел, уже тагда понял, что отпердел свае.
Стаю и сру пряма в штаны, и ни чего поделать с этим не магу. Гамносамо лезет, даже не спрашивая у меня разрешение на сей процесс.
Меня всегда удивляло, почему когда серишь дома, то спокойна серишьпорционно. Выдавил из себя грамм сто , и попкай так раз и обрезал,патом страничку в газетке перевернул, прабежалсо по заголовкам и опятькатяшок парциоооный выдавил. Когда обсераешся в штаны, то ни о какомпорционном кала выдавливании не может идти и речи. Жопа тупаоткрывается и гамно лезет. Причем жопа открывается на столько широко,что у меня сождаетсо впечатление, что она, без моего согласия,участвует в конкурсе «высри катяг диаметром в 30 сантиметров и выиграймобильный телефон». Спрашивается, нахуя моей жопе мобильный телефон?
Насрал я па моим прикидкам, серьезна. Стою, аж вспотел, самыйцентр города, до дома как до Москвы на коленях. Стою, а сам пытаюсь вголове найти выход, что-то же надо делать. Пешком ковылять часа три, иэто с полными трусами гогна, эту мысль отсек сразу. Патом, прикинул наулице мороз, дай думаю присяду на скамеечку, гогно подмерзнет, и ятогда в метро шасть, и так перебежками до дома доберусь. Сел на лавочкуи сижу, в жопе пака тепло. И тут мысль, если гогно в трусах замерзнет,яйцам то же прейдет каюк. Мне даже плохо стало от этой мысли. Встал.Люди меня чо та стороной обходят, видна поняли что я чо та задумываю. Ая стою и ни как не могу сообразить. Потом гениальная мысль посетиламеня. Я сейчас в подъезд зайду, в лифт проберусь, там трусы сниму, жопуими же вытру ну и домой по быстрому.
Значит, захожу в подъезд, вызываю лифт. Стою, а гогно то ужеостывать начало, ощущения прямо скажем не из прекрасных. В подъездепонял еще одну вещь, от меня реальна воняет как от скотины немытой,причем сильна воняет. Приехал лифт, захожу, нажимаю кнопкучетырнадцатого этажа, а второй рукой штаны расстегиваю, ну что бывремени хватило пока лифт приедет. Двери начали закрываться и тут влифт влетает милое создание женского полу. Стыц пиздыц.
- Ой, вам на 14 этаж, а мне на 13,- пропела она
- Ну что же, я с вами проедусь, потом спущусь на этаж. Конечно проедимся, я же кнопку уже нажал, подумал я застегивая штаны.
Лифт поехал, а мне уже все, в голове шум, спина вспотела, а гогно уже полностью остыло.
И думаю что вонять в лифте начало очень сильно, потому что этосоздание, как-то странно на меня посмотрело. А я отморозился, типа чонадо не срал я в лифте и все тут.
И бля ***** где та этаже на 10 лифт сделал нам большой реверанс,попрощался с нами, и свет погас. Я чуть не усрался повторно. Лифтзастрял.
- Ой, неужели лифт застрял? – спросила девушка.
- Я так понимаю что да, - это я интелегентом прикидываюсь. А самдумаю что мне делать, со свои гомном и со своей грязной жопой. А что-тоделать надо.
И тут эта хивря, нажимает какую-то кнопочку, и начинает с кем-тоговорить, адрес дома называть и просить помощи. Я как представил себе,что щас придут монтеры , начнут нас от сюда вынимать, спрашивать пачимутак гомном воняет, мне еще больше срать захотелось. В лифте темно хотьглаз выколи. И тут я сообразил, что пока в лифте темно, надо побыстрому штаны снять, потом трусы снять и в уголок по тихому положить.А когда свет включат, она с непривычки на свет фиг чо увидит.
Расстегиваю штаны, шуршу вещами так что даже самому страшно.
- А что это вы делаете?- сильно сглотнув, спросила она.
- Да я устраиваюсь по удобнее, ждать то долго,- а сам штаны приспускаю
- А что это за запах?- перепугана спросила она. Я реальна чуть неляпнул, что это я усрался на улице и па этому воняю гогном шо *****но выдаю другое:
- Да сволочи гадят в лифтах, не продохнуть,- а сам штаны ужеполностью снял, стою в лифте в обосранных трусах. Я как подумал, чтощас включат свет, девка реальна концы отдаст от увиденного. НО делатьуже нечего, работаю дальше.Девка начала очень громка глотать слюну, видна то же обосралась с перепугу.А я шуршу вещами.Сам же про себя думаю, как бы так изловчится и па тихому снять трусы. И тут жен себе представил, какая будет вонь.- Мужчина, вы не причините мне боль, прошу вас, не трогайте меня,- заныла в голос девка.- Да ты что, в своем уме, я отец двух детей, иду к товарищу поважному вопросу, как ты могла подумать обо мне такое?- уверенно отвечаюя, а сам начал отлеплять трусы от жопы. Бля как воняет гомно, когдаусираешся в штаны. Оно воняет не так как в туалете, оно воняет так, чтомухи еще на подлете теряют сознание, потом еще недельку в реанимациикантуются. Деваха, то же почувствовала что-то неладное, стала по тихомускулить в углу.- Да перестань ты, не трону я тебя,- говорю я. А сам трусы ужеотлепил от жопы, и думаю как бы их снять с ног что бы не измазаться вгогне?Девка па моемому мазгаме вообще поехала, тупа сидит скулит и чо тапричитает, наверное молитву какую нить читает. А я трусы уже да каленспустил.- Мужина..ыыыыы, ревет анна, - прошу вас не убивайте,- и дальше тупой такой скулеж.- Да на фиг ты мне нужна, говорю, - у самого проблем по горло, сдалась ты мне.Трусы спустил чуть ниже кален, и реальна понимаю, что мне пипец полный, ноги в гогне, жопа в гогне и вонь , аж глаза слезятся.Девка па моемому ат запаха ебанулась окончательно.- Вы ,вы ……мямлет она- Да чего вы вы, стой себе спакойна, грю тебе насрал кто та, видна я вступил , вот и воняет.Девка па моемому осела на пол лифта. Я думаю, я сам от своего запаха чуть сознание не теряю.Но с другой стороны, понимаю, что медлить нельзя, либо сейчас либо ни когда.Кароче нагнулсо я , снял трусы с одной ноги. На пол чо таляпнулось, па моим прикидкам это было гомно из трусов. Девка в углу ужепроста мычит как корова.Я излавчилсо и снял трусы со второй ноги. Мне аж полегчало, полдела сделал. Стою с трусаме в руке и думаю, в каком углу сидит этахивря ревущая, ну что бы не кинуть ей трусняк на голову, и что бы непапасть на свои же штаны. Прислушался, ага сидит на против, значит впротивоположный угол надо целиться.И тут полный пиздец подкрался незаметно. Включился свет, и лифт поехал.Когда мои глаза привыкли я понял, что с девкой чо-та не то. Глаза унее как пятнадцатидюймовые мониторы, рот открыт, руки плетями висят,ртом как рыба делает, короче, все думаю, пиздец снесло ат испуга башню.И тут я понял. Картина в лифте. Я стою ниже пояса голый, весь суко вгамне, в руках трусы с гамном и сматрю на девку. Анна короче еще секундпять ртом паделала и тупа свалилась на пол. Все, думаю, падохла, мнееще жмура в лифте нахватало.Решил времени не терять, трусаме жопу и ноги вытер. Штаны одел истою как чесный гражданин жду своего этажа. На полу девка , наверноемертвая, в руках трусы с гомном, чего я их держал я не знаю.Когда лифт приехал, девка еще не ожила, так и лежит на полу. Яподумал что негоже ее в лифте в таком состоянии оставлять, ну и вытащилее на этаж. Палажиил аккуратно, под голову свои трусы и бегом из этогодома.Тока одного понять не могу, какого хуя она так испугалась?Ведь когда воняет в лифте гомном ,эта значит что усралсо кто-та, авот если бы ваняло хуем, эта да тут можна испугатсо, ебать будут, хотяи тут ни чего страшного я не вижу.Да и еще, я тебе шубу немнога гамном измазал, ногу вытер аб нее
"Случайности не случайны!"

Patriot
Ветеран
Ветеран
Сообщения: 1582
Зарегистрирован: 18 мар 2010, 16:23
Страна: Россия
Откуда: Ярославль

Сообщение Patriot » 05 окт 2010, 16:51

опять про гавно, кто кушает, не читайте! )))


Прекрасный августовский вечер, примерно 18-00. Я проснулся от того, что
мое пес лизал мне лицо и чуть -чуть попискивал. На кануне, была какая-то
вечеринка, с количеством алкоголя не совместимым с жизнью. Открыл глаза,
пес продолжал свое занятие. У меня было легкое, не навязчивое похмелье.
Выражалось оно, в частичном параличе половины моего тела, т.е. правая рука
и правая нога, не слушались моего мозга. А так же я, оглох и левый глаз
перестал видеть. Если бы я даже захотел в этот момент что-то сказать, у
меня бы максимум, что получилось, это:
- Аааа….ууу….гггг….

По глазам своей собаки я понял, что если, в ближайшие минут 5, я не выведу
его на улицу то, к запаху моего перегара, добавиться еще и запах его
гомна.
Я накинул джинсовую курточку(которая в последствии сыграет не маловажную
роль) и вывалился на улицу. Было воскресенье.
Вы когда нибудь, пробовали ходить с полностью не подвластной вашим
желаниям рукой и ногой? Я дополз до ларька. Жестами показал, что мне надо
два пива. Одно из которых было уничтожено моментально.
А жизнь, то по ходу налаживается…И посему решено было отправиться, на
прогулку в Ботанический сад. Это минут двадцать ходьбы.
И вот я на месте, собаки, люди, вечер, тепло…Я же, пытался найти укромный
уголок, что бы спокойно выпить вторую бутылку пива, а мой пес мог спокойно
погонять. Чего сделать в Ботаническом саду в воскресенье, просто не
возможно.
То ли пиво, то ли вчерашняя вечеринка, сейчас сказать трудно. Но мой
организм испытал первую волну. Люди вас когда нибудь переезжал каток? Меня
в тот день переехал. Он наехал мне на голову и медленно начал двигаться по
направлению к ногам . Единственным местом, через которое могло выйти все
то, что двигал каток. Была моя ж%па. Холодный пот покрыл все мое тело в
одно мгновение. Моя ж%па, спросила у меня:
- Слышь, брат, а может посрём?
И в тот же миг, волна пошла на убыль и пропала вовсе. Вот человек, ну
дураку понятно, надо по тихоньку идти домой. Но с другой стороны, все
прошло, жизнь прекрасна.
И по этому, я прислонился к дереву и закурил.
Вторая волна пришла, как ураган. Резко, мощно, она попыталась выдавить из
меня все одним махом. Я по моемому даже хрюкнул. Холодный пот уже второй
раз за вечер покрыл мое тело. Я не просто захотел срать, я понял что, или
я сейчас посру, или надо пальцем затыкать жопу. Вторая волна плавно пошла
на убыль…
Я снова закурил…Собака мирно грызла палку, мне было хорошо. Но у же тогда
тревожные нотки зародились в моем мозгу…а не пойти ли мне домой? Но вторая
бутылка пива в моей куртке, сигареты и прекрасный вечер, отогнали эту
мысль очень далеко. Моя правая половина тела, начала приходить в себя, я
начал слышать двумя ушами.
Третья волна пришла как цунами.
Моя ж%па, меня уже ни о чем не спрашивала, она просто кричала:
- А вот теперь парень, давай я буду срать. Она не спрашивала, а утверждала.
Мои глаза вылезли из орбит, у меня по моемому даже язык вывалился изо рта.
Титаническим усилиями сжав свои полупопия и сведя вместе колени, я понял
что у меня есть максимум минуты три четыре, больше я не выдержу.
Пристегнув собаку к поводку я ломанулся, просто куда глаза глядят. Люди,
вы когда нибудь, пробовали бегать с плотно сжатыми полупопиями и
сведенными вместе коленями? Я бежал и тащил за собой собаку.
Пробежав метров тридцать, я понял, что в том направлении куда я несусь, я
не смогу погадить. И по этому, я резко поменял направление и побежал в
другую сторону. Сориентироваться на местности мешало, то что пыталось
вылезть из меня. Когда я мельком взглянул на собаку, которая летела за
мной не касаясь земли лапами. То в ее глазах был всего один вопрос:
-Хозяин, ты что *цензура*лся так быстро бегать?
Давление в жопе достигло критических параметров.
Мне уже было все по х**. Я готов был, просто сесть и посрать там где
стоял. Но мое воспитание не позволяло мне этого сделать.
Майка прилипла к моему телу.
Силы начали покидать меня. Я практически увидел как моя ж%па начала
открываться. Мое сознание исчезло, остались только дикие инстинкты. И о,
чудо…не большая полянка, укрытая от взоров кустами. Как я быстро снял
штаны…я сделал это, по могучему, не стесняясь и не думая ни о чем. У меня
было дикое расстройство желудка.
Вы наверное, знаете, собачий нюх раз в сто сильнее человеческого обоняния.
Мой пес, странно повел носом и очень уверенно направился, к моей жопе. Но,
получив два удара кулаком по морде, понял, что это не самое лучшее его
решение.
- Ой, а кто тут у нас такой красивый…
Я чуть не *цензура*. Я даже чуть не ляпнул, что красивый это я.
Прямо по направлению к моему месту высера, шло очень милое создание
женского пола, с французским бульдогом.
У меня оставалось всего два варианта.
1. За 2 секунды вытереть жопу, одеть штаны и предстать во всей красе. Но
моя ж%па давала мне намеки, что процесс далеко не на стадии завершения.
2. Продолжать сидеть в этом положении. Делать вид, что просто присел на
корточки.
Я выбрал второй вариант. Накинув одним движением себе на ноги курточку. Я
остался сидеть!
- А у вас мальчик или девочка, а то я забыла дома очки и не вижу,- сказала
пелотка приближаясь ко мне.
- У меня, маааааальчик,- выдавил я из себя. Я не контролировал свою жопу,
мы жили в тот момент разными жизнями.
Пищу эти строки и плачу. Как тяжело, срать перед симпатичной девушкой, при
этом делать вид, что просто сидишь на корточках.
Мой пес резво играется с бульдогом по кличке Муся. Ну как можно было
назвать бульдога Мусей?
- Ой, вы знаете, мы недавно переехали сюда и у нас нет друзей,-
прощ*цензура*ала деушка.
Подожди, я ща, просрусь и стану тебе другом, пронеслось у меня голове.
- У кого это у вааааас, - бл% моя ж%па меня сейчас попалит.
- Так у нас с Мусей,- захихикала девушка.
У меня затекли ноги. Шла десятая минута разговора. Вот толь ко бы она, не
меняла свою позицию, в противном случае она сразу увидит мою голую жопу и
то что, под жопой, а там было на что посмотреть. Во время всего разговора,
я чувствовал как из жопы постоянно мелкими порциями, выливается гомно.
- Ой, а вы на выставки ходите?- проворковало создание.
- Хоооодииимм,- простонал я.
- Ой как интересно, расскажите,- невинно хлопая глазками пропело создание.
*цензура*, это просто п%з%%ц, я сру прямо перед сипатичной девушкой, и она
меня еще просит рассказать, как мы ходим на выставки.
- Ну, мы это, чемпионы Украааааиныыыыы,- еще пару таких звуков и она
подумает, что мне не хорошо. А мне действительно уже не очень хорошо. Идет
двадцатая минута разговора. Она щебечет про то как кормит и воспитывает
Мусю, а я сру по маленьку.
Я перестал чувствовать свои ноги. Попытался чуть выставить вперед одну из
них, затея мне не очень понравилась, потому, что я чуть не упал в свое
гомно. Пора это все прекращать, вот только как. Сказать, что я сейчас
посрал и мне надо вытереть жопу и после этого мы продолжим нашу милую
беседу? Нет, вариант отпал.
- Меня зовут Анжела, а вас как?- сказала девушка.
Ты мне еще руку протяни, для рукопожатия.
- А меня Сааааашшааа,- п%з%%ц, моя ж%па окончательно решила испортить эту
идиллию.
- Я вот гуляю, утром в 10-00 и вечером в 19-00, смотрите, как ваша собачка
играет с моей, запишите мой телефон, давайте вместе гулять, -выдает
создание.
Если честно, очень хотелось послать ее на х** в месте с Мусей, но я полез
в карман куртки, и честно начал записывать ее телефон. *цензура*, снял девку
когда срал гы гы гы. Тогда мне было уже не до смеха…
Моя ж%па сам по себе издала, то того противный звук, что описать его
наверное не получится. Но, скорее всего, это было похоже, на мокрый,
прерывистый, гулкий пердеж, с вкраплениями звука падающего, жидкого гомна.
Я попытался скрыть эти звуки за своим кашлем. Может девка ни чего и не
поняла, но Муся, четко уловила направление этих звуков. Муся не спеша
потрусила, прямо ко мне. Мой же с***, пес, лежал себе и грыз палку. В моих
мыслях было только одно, как отогнать Мусю. Если она подойдет чуть ближе,
то она непременно уловит тонкий запах мои испражнений, и вот тогда, Муся
точно решит узнать природу происхождения этих ароматов. Жопа опять издала
звук, я уже ни чего не заглушал, просто сидел, слушал щ*цензура*ание девушки и
ждал своей участи.
Муся осторожно пройдя мимо меня, направилась к моей жопе. Я не знаю, что
она там делала, но я четко ощущал горячее дыхание Муси, прямо возле своей
жопы, мне захотелось плакать. Но Муся пошла на много дальше, Муся начала
лизать мне жопу, сам анус. В моей голове пролетела мыслишка. Если Муся
лижет мне жопу, значит она стоит как минимум по пояс в моем говне. Вот
тут, я совсем *цензура*, я просто представил себе вид этой Муси, когда она
закончит лизать мне жопу.
Хозяйка Муси продолжала лепетать про проблемы воспитания собак, кормежки и
дрессуры, Муся продолжала лизать мне жопу, а я просто закурил и заплакал….
И вот именно в этой райской идиллии наступил момент истины.
Четвертая волна калаизвержения была подобно девятому валу.
Я уже не мог контролировать, ни себя ни свою жопу. Я даже и не пытался
сдержать эту волну. У меня создалось впечатление, что из меня в тот момент
вырвалось на ружу килограмма два гомна Муся, странно хрюкнула и затихла. Я
уже даже не потел, я просто ждал.
- Муся, Муся, девочка иди ко мне,- встревожилась хозяйка.
А раньше, с***, ты не могла позвать свою собаку, в тумане пронеслось в
моей голове.
Когда я увидел Мусю, я понял, что все страхи которые я испытал до этого,
были просто детским лепетом.
Муся двигалась странным зигзагом, постоянно натыкаясь на палки и ветки.
При этом она издавала звуки, какого-то мокрого кашля и сипов. Когда Муся
проходила мимо меня, я просто *цензура*. Я полностью обосрал Мусю, с ног до
головы, я засрал Мусе все, глаза, уши, рот, нос и вообще все тело. Это был
большой кусок гомна на бульдожьих ножках…
У вас была собака белого цвета. Но теперь она у вас коричневого. Вы забыли
дома очки. Что вы сделаете?
Правильно вы возьмете ее на руки, дабы определить, странные перемены в
окрасе вашего любимца. Хозяйка Муси, взяла ее на руки… Блин, Анжела была
зачетной пилоткой
"Случайности не случайны!"

Patriot
Ветеран
Ветеран
Сообщения: 1582
Зарегистрирован: 18 мар 2010, 16:23
Страна: Россия
Откуда: Ярославль

Сообщение Patriot » 05 окт 2010, 19:22

8 марта. корпоратив.

В канун великого женского праздника 8 марта вся фирма своим оживленным возбуждением напоминала растревоженный улей. Если, конечно, не брать во внимание, что пчелы вообще-то не ебутся в каждом закутке – за них за всех это с успехом делает их пчеломатка. Нет, здесь были явно не пчелы, и даже не муравьи: то здесь, то там слышались женские стоны, смачные чавканья раздвигаемых хуями дыр, звуки вытесняемого при этом воздуха, отдаленно напоминающие пердение. Даже слепой смог бы понять – здесь ебут, причем, жестоко ебут.

Своей активностью особенно выделялся юный программист Максимка – никто и подумать не мог, что в этом тощем очкарике окажется столько ебической силы. В припадке сошедшей на него страсти он скинул со стола и разъебал нахуй системный блок вместе монитором, и на освободившемся столе жестоко драл особу женского полу…

Окинув взглядом происходящее, генеральный довольно улыбнулся и, указав взглядом в сторону тощей дергающейся программистской жопы, тихонько спросил у своего зама:

- Блядь, все же, что ты ему такое сказал? совсем другой человек! а то что час назад было - вспомнить страшно….


………
В канун великого праздника 8 марта генеральный лично поздравил всех женщин и отпустил домой пораньше. Остальные стали готовиться к празднику. Накрыли столы, нарезали бутерброды с колбасой, сыром, красной икрой, разложили по тарелкам маринованные огурчики, оливки, копченую рыбу, оставшиеся колбасу и сыр. Зачем-то были фрукты и конфеты – мужчины пожали плечами, но на столе все-таки оставили. Из холодильника генерального бережно извлекли пузыри и расставили по столам.

Когда все приготовления были закончены, спиртное разлито – торжественное слово взял генеральный – ведь первый тост обычно слушают.

-Уважаемые коллеги!, -громкий бас шефа казался очень убедительным,- Поздравляю Вас с великим женским днем этого праздника! Вам это должно понравиться! Потому- поздравляйте женщин! А самый лучший способ поздравить – это выебать!!! Потому с минуты на минуту приедут клевые бляди… эээ… женщины… которых мы будем еб… эээ… поздравлять!!!

Все присутствующие дружно зааплодировали.

-ЧТО-о-о-о!!!, - чей-то резкий вопль ударил всех по ушам, так что в них зазвенело. Все обернулись на источник звука – это был бледный как снег программист Максимка.

- Я ЭТО ЕБАТЬ НЕ БУДУ!!!!! ВОБЩЕ!!! Я – ДЕТСТВЕННИК!!!! Я, МОЖЕТ, СЕБЯ БЕРЕГУ!!! Я – НЕ ТАКОЙ!!! НЕ ВЫЙДЕТ!!!! ДА ВЫ НИХУЯ В ЛЮБВИ НЕ ПОНИМАЕТЕ!!!! ИЗВРАЩЕНЦЫ!!!, - продолжал надрываться Максимка.

Каждый присутствующий начал чувствовать себя не в своей тарелке, настроение было явно испорчено. Ситуацию надо было срочно спасать. Первым опомнился зам генерального, и резким ударом в пах сбил зарождающийся следующий вопль. Затем, он быстро затолкал нарушителя спокойствия в кабинет шефа, и заперся там изнутри. Сделал это он как раз вовремя- входная дверь распахнулась и в комнату впорхнули юные симпатичные бабочки. Сотрудники оживились и заметно повеселели – девки были явно не из дешевых, вызывали поднятие настроения и желание поебаться. Девочки также с интересом разглядывая присутствующих, постепенно осваиваясь в новой незнакомой обстановке.

Внезапно дверь кабинета шефа распахнулась. На пороге стоял огнедышащий Максимка глядящий исподлобья на девок выпученными глазами. Передняя часть его штанов заметно оттопыривалась, словно туда был засунут заряженный ствол дулом наружу. Затем он резко прыгнул к ближайшей девке, схватил ее за волосы и поволок в кабинет с наклейкой «Soft бюро» на двери, не обращая особого внимания на ее зародившийся было протест. Сквозь стеклянную дверь было видно, как он скинул на пол со стола компьютер, и уложил девку…

……
…Вокруг полным ходом шла ебля. Генеральный довольно улыбнулся, обращаясь к заму:

- Так все-таки, что ты ему такое сказал?

- Да ничего особенного. Сказал, что ебать или не ебать – это личное дело каждого, никто не принуждает. Вот только премии в этом месяце – не будет, потому как вся премия на этих блядей и ушла. А кто от премии откажется – тот пусть без премии и ходит…

- Да… Молодец. Ловко…

- Ладно, я, пожалуй, вон ту…хм… премию… поздравлю. А вот эта, кстати, тебе подойдет- рекомендую…

И они с двумя шлюхами скрылись за массивной дубовой дверью директорского кабинета.
©ХеХер

//Востриков
"Случайности не случайны!"

Patriot
Ветеран
Ветеран
Сообщения: 1582
Зарегистрирован: 18 мар 2010, 16:23
Страна: Россия
Откуда: Ярославль

Сообщение Patriot » 06 окт 2010, 15:39

Дискотеки и жизнь

Годы литят.

Малодые диффчушки уже не так ахотно дайут, как это было прежде. Точнее, савсем ниахотно. Чиво уж там, буду аткровенным. Вообще ни дают. Ну правильно, вторая степинь ажирения, да и пачиму-то до того, как пирийти собствинно к сексу, я успеваю напится так, что уже и ни очень хорошо стоит. Чиво уж там, буду аткровенным… Не, тут ни буду.

Но такое паложение вищей миня не устраиваит. Иногда хочецца ваткнуть в какое-то жывое тельце. В большей степени, патому что устайот рука.

Так как молодые живые тельца мне пачти нидаступны, йа ришил пойти на дискатеку для тех, кому за трицать. А чиво, там ище такие тушки пападаюцца… ого… Да и ибацца хотят, как кошка, каторую восимь лет из дома не выпускали. Да и опыт, сын ашибок трудных, опять же. И в жопу дайут бисприкословно.

Только, к маиму удивлению, аказалось, что слова «за трицать» толкуют висьма сваиабразно. Не, формально, все правильно. Восимисят – это тоже «за трицать». Но па парядку.

Оттер ат джынсов пятна спермы. Смахнул всякойе гавно с батинок. Пабрилсо, падмылсо… пабрызгалсо. Жена сматрела на миня с лехким падазрением. Ведь знает, что диловая встреча, а все равно подазривает что-то. Интуицийа, наверно. Типа в девять часов вечира диловых встреч не бываит. Женщины! Если кто-то это четает, запомните раз и навсигда! Диловые встречи проводятся в любое время суток!

Ну, подымаюсь йа в зал. Аткрываицца дверь.…Стою возле двери зачированный, как пирвоклассник на Новогодней елке. Вот-вот праизойдет Чудо. Праизошло, хули там. В нос мне ударил смешанный аромат. Пот, алкоголь, минструальные и иные выделения, нафталин, а также запах ниумолимо приближающивося климакса. Гормоны в воздухе можно было пащупать. Кисларода в чистом виде там не было вообще. Йа огляделся в поисках места выдачи скофандров или на худой (это выражение такое, оно не говорит о моих физиолагических асобенностях) конец риспиратора. Странно, но таково места не было. Аднако в зале никто и не ходил в скофандрах, а наоборот, многие были полураздетыми.

Без допинга я не ришился зайти. Сгонял за Пивом, выпил литр и падумал, что теперь йа готов пагрузиться в эту атмосферу. Пагрузился.

Датчик в мозгу тут же зашкалил в красную зону. «Нидастаточно допинга. Вазможны системные ашипки».

Аписание этого шабаша словам не подайотца. Какой там бал у сатаны! Если бы это увидел Воланд, он бы нимедлено уволил всех своих подчиненных. Вследствии нисаатветствия занимаемой должности. И вообще, закрыл бы к хуям сваю шарашкину кантору. Патаму что о какой-то канкуренции вести речь невозможно. Саммит на Лысой горе в сравнении – деццкий утренник в младшей группе. Мадест Мусоргский пиреиминовал бы свою «Ночь на Лысой горе» во вторую часть «Рассвета над Москва-рекой». Где ему равняццо с ансамблем «Аттаван» из двухсотваттных динамеков!

Бросилась в глаза дама забальзаковсково возраста. Метр дивиносто, в ачках и с кароткой стрижкой. Брюки абтягивали бальшую кастлявую песду, каторую она упорно выставляла на всиобщее абазрение. Некоторые, кто был не в узких брюках или, может, не имели такой песды, завистливо косились на нее. А она, панимая это, все больше двигала кастлявой же жопой.

Другая тушка – нет, не тушка, а Туша – брала другим. Пачти правильной, сферической формы, в диаметре метр пидисят, она ваабразила сибя Дженифир Лопис и (естествинно, по ие собственному мнению) танцивала эротический таниц. Она гладила сибя па пилотке и сиськам (чашечка лифчега L, как минемум), а лицу придавала сиксуальное выражение. В сачитании с юпкой длиной сантиметров двацать и дикольте до пупа, она праизвадила ниизгладимое впечатление на мою, как выяснилось, нихуя ни акрепшую психику.

А вот исчо. Тут дама. В вичернем платье, которое она точно спиздила из танцивальной студии лет трицать назад. Голубенькое, с аборочками, нимного заблеванное (это пачти не портило), оно развевалось в унисон с редкими локонами, засыпанными перхатью. Томный взгляд из-под полуприкрытых рисниц. Шлейф «Сиребристого ландыша» папалам с рыбным запахом. Мой ласковый и нежный зверь… адним словом.

Ну, про женсчину лет шистидесяти, с атвисшими ниже пупа сиськами йа ни буду. Ни пойму йа, зачем в сумашедшем доме в период осеннего абострения давать отпуска.

Мущщин было мало. Как йа заметил, те, кто выглядели адыкватно, жались к стенкам, бойязливо оглядывайась. Йа позже понял пачиму… По танцполу скакал кривоногий и усатый мужик… точная копия Буденного в иво худшие годы. Вдрызг напившийся крендель пытался сделать куннелингус той даме, что трясла костлявой песдой. Кстати, он выглядел вполне прелично, видимо, нервы просто сдали. Или просто аказался праницательным и понял, что без сирьезного вреда для нервной системы ему не атсюда не уйти. И напился.

Допинг начинал действовать. Дрожь в руках унялась. Йа, старайясь ни с кем ни встречаться взглядом, дабы не справацировать, быстро обвел глазами зал. В ответ свиркнули несколько пар красных глаз. Вот Остапа Бендера оглядывали трусливыми глазами, как йа помню… Но бабы с тех пор сильно паминялись. Руки снова начали дрожать…

И тут случилось. Видущий абъявил медленный таниц. Отель, блять, Калифорния. Мне захотелось стать нивидимым…Я все больше втягивал голову в плечи. Тут йа понял, пачиму мужики жмутся по стенам…

И внизапно почувствовал сибя Хомой Брутом. Из темной глубены зала на миня надвигалось Что-то, явно не принадлижащее нашему миру. Женсчены, каторые ищо выберали жертву, пачтительно расступались. Мужик, стоящий рядом со мной, сполз па стене. В запахах, окружающих миня, пачувствовалась новая нотка. Дирьмо, апредилил йа аффтамтичецки. Йа старался ни паднимать глаза…

…На миня пахнуло пиригаром, чисноком и капченой скумбрией.

– Мужчина!

Бля, даже мой ротный в армии, капетан Шмоткин, ни мог так рявкнуть! Я вздрогнул и поднял глаза. Странно, миталлических зубов в оскале было всиго два. Пиредо мной стояло, по втаричным половым признакам, все-таки женсчина. Лет сорока пити – сорока васьми. Преятное, прыщавое лицо. Пирманентная завивка. Бюст, одна сиська премерно в мою голову величеной. Пиджак абтягивал магучие плечи. Юпка, в свою очиредь, могучую задницу. Из-пад юпки торчали мускулистые ноги, которыи заканчивались туфлями, размера так сороквтарого.

– Это вы… иму? – йа сударажно кивнул на мужика, что сполз по стине.

– Гы… – усмехнулось Оно, выдохнув на меня из утробы еще порцию злавония. Мужик пришел в сибя и нинавидяще на миня посмотрел. – Пойдем, потанцуем…

Я низнаю, наверное, это гипноз. Вот эти, змеи, они тоже смотрят на кролико, кагда хотят сажрать. Иначе йа ни могу объеснить тот факт, что все же пошел.

Танцивать с ней аказалось нимного тижелее, чем провадить финальную схватку па дзюдо в абсалютной весавой категории. Свалить пиредней падножкой ни палучалось. Впрочим, задней тоже, а также всеми другими известными мне приемами. С упором ноги в живот йа даже и не пробовал.

Ручищи абнимали миня за шею. Йа же никак ни мог взять хароший захват – мешал бюст (не мой). Борьба несколько аслажнялась психалагическим давлением.

– Ты мне так нравишсо, – выдохнула она порцию йадовитых газов. Я хотел было напомнить про канвенцию, заприщающую использование атравляющих веществ, но справидливо рассудил, что лучше мне этого не делать. Кроме таго, йа бы и не смог, патаму что могучие руки сдавили шею. Из горла вырвался тихий сип.

– Я тибе тоже? – улыбнулось Оно. – Мне приятно…

Паправлять йа ее ни стал. Было страшно… Я уже чувствовал, как расслабляеццо мой сфинктер.

– Йа это… с женой тут… – безнадежно папытался саврать йа.

Пахоже, миня не услышали. Видимо, здесь к наличию жины относились индифирентно.

– Абнимай миня крепче, – от зловония заслезились глаза. – Абнимай! – тон стал приказной. – Ты голубой, что ли?

– Я-то? А что… Я – да! Да, да, да!!!! Я голубой!!! Я самый что ни на есть ахтунг!!!

Тут йа представил (лезут же мысли в голову!) песду маей абольстительницы. Блевотину прешлось проглотить.

После танца миня пасадили, нисмотря на сапративление, за стол, где сидели ие падруги. Глядя на них, йа понял, что мне, вобчем-то, павизло. Грех жаловаться, йа пачти с любовью сматрел на Мою. Дрожь не унималась. Зачем-то йа придставил пелотки ие падруг…

– Тибе плохо? – учасливо свиркнула металлом Моя.

– Йа это… приду щас.

– Я с тобой пайду.

В сартире пахло лучше, чем в зале. Йа нимного пришел в сибя. Ф том, что Оно будит меня ждать за дверью, йа ни сомнивалсо. Пирспектива вырисовывалась довольно мрачная. Я на всякий случай бливанул исчо. Мужики в сартире сачуственно сматрели на миня… Надо было выходить.

Оно стояло, привалившись к стене, прикрыв глаза, и напевало вполголоса «А я вовсе ни калдунья, я любило и люблю…». Я папытался воспользоваться минутой задумчивости этого сущиства и низаметно праскальзнуть. Почти получилось. Если не считать жилезный захват под руку, от чиво йа нимного присел.

– Продолжим вечер у миня дома? – нихуя ни вапрасительно прозвучала фраза.

Из-за моиво живого воображения мне прешлось исчо раз сбегать в туалет.

По темной улице Оно шло рядом со мной, вися у миня на руке. На лице у нее не было никаково выражения, но судя по хриплому дыханию и равнамерно поднимающемуся бюсту, она придвкушала как она миня выебет. Иногда, впрочим, она рычала на проходящих мимо женсчын, от чиво те прыгали в сторону. Одна мне даже крикнула сзади, дескать, намордник надо надивать. Я хихикнул, за что несильно палучил кулаком в печинь.

Вот уже рядом с ие домом. Шансов не оставалось. Даже ни один атморозок не доебецца, грустно падумал йа. До этого я придпринял две папытки пабега. Первый рас – когда ловил матор. Втарой – когда зашел в маркет и попытался там затиряться. Не прокатило. Думаю, она нашла миня по запаху.

Мне в лицо ударил луч фанарика.

– Так, граждане, дакументики ваши….

Передо мной стояли три мента. Один стоял аж с коротиньким Калашом.

– А в чем дело, товарисчи? – нахмурив выщепанные брови, рявкнула моя спутнеца.

Ба-бах! Это пернул мент. Молодой парнишка исчо, ниопытный… Капетан нимного нидавольно на ниво пасматрел. И тут миня озарило!!!

– Пашел ты нахуй, капетан! На – хуй! – члинораздельно сказал йа.

Моя с уважениим на миня пасматрела.

– А ебут иво чтоли наши дакументы, любимайа, так видь?

– Пьяный, что ли? – ковыряя мезинцем ухо, прогундосил капетан.

– А ибет тибя, что ли, пьяный йа или нет. Я ваще-то вмазаться иду… – в этот мамент йа готов был презнаться в соучастии в падении Тунгусского митиорита.

– В машину их!!!!

Йобанарот!!!!

– Командир… девушку-то оставь, а? Она тут ни пречем… Таганка… все ночи полные огня!!!!!

В общем, ее оставили. Тихий вой было слышно за два квартала.

Как я смог абъяснить капетану – другая история. Но смог. Менты ржали, но даже довезли до дому. Все-таки бирежет меня моя мелиция.

Больше я не буду ставить экспирименты. Есть правая рука, есть левая. Жина есть, на худой конец.


©Шнапс
"Случайности не случайны!"

Patriot
Ветеран
Ветеран
Сообщения: 1582
Зарегистрирован: 18 мар 2010, 16:23
Страна: Россия
Откуда: Ярославль

Сообщение Patriot » 06 окт 2010, 17:18

Одно из моих любимых )))))

Часть 1


Когда коту делать нехуй – он себе яйцы лижет. © Народная мудрость.

- Слушай, у меня есть беспесды ахуенная идея! – муж пнул меня куда-то под жопу коленкой, и похотливо добавил: - Тебе понравицца, детка.
Детка.
Блять, тому, кто сказал, что бабам нравицца эта пиндосская привычка называть нас детками – надо гвоздь в голову вбить. Вы где этому научились, Антониобандеросы сраные?
Лично я за детку могу и ёбнуть. В гычу. За попытку сунуть язык в моё ухо, и сделать им «бе-бе-бе, я так тибя хачю» – тоже. И, сколько не говори, что это отвратительно и нихуя ни разу не иратично – реакции никакой.
- Сто раз говорила: не называй меня деткой! – я нахмурила брови, и скрипнула зубами. – И идея мне твоя похуй. Я спать хочу.
- Дура ты. – Обиделся муж. У нас сегодня вторая годовщина свадьбы. Я хочу разнообразия и куртуазности. Сегодня. Ночью. Прям щас. И у меня есть идея, что немаловажно.
Вторая годовщина свадьбы – это, конечно, пиздец какой праздник. Без куртуазности и идей ну никак нельзя.
- Сам мудак. В жопу всё равно не дам. Ни сегодня ночью. Ни прям щас. Ни завтра. Хуёвая идея, если что.
Муж оскорбился:
- В жопу?! Нужна мне твоя срака сто лет! Я ж тебе про разнообразие говорю. Давай поиграем?
Ахуеть. Геймер, бля. Поиграем. В два часа ночи.
- В дочки-матери? В доктора? В прятки? В «морской бой»?
Со мной сложно жыть. И ебацца. Потому в оконцовке муж от меня и съёбся. Я ж слОва в простоте не скажу. Я ж всё с подъебоном…
- В рифмы, бля! – не выдержал муж. Пакля!
- Хуякля. – На автомате отвечаю, и понимаю, что извиницца б надо… Годовщина свадьбы веть. Вторая. Это вам не в тапки срать. – Ну, давай поиграем, хуле там. Во что?
Муж расслабился. До пиздюлей сегодня разговор не дошёл. Уже хорошо.
- Хочу выебать школьницу!
Выпалил, и заткнулся.
Я подумала, что щас – самое время для того, чтоб многозначительно бзднуть, но не смогла как не пыталась.
Повисла благостная пауза.
- Еби, чотам… Я тебе потом в КПЗ буду сухарики и копчёные окорочка через адвоката передавать. Как порядочная.
Супруг в темноте поперхнулся:
- Ты ёбнулась? Я говорю, что хочу как будто бы выебать школьницу! А ей будеш ты.
Да гавно вопрос! Чо нам, кабанам? Нам што свиней резать, што ебацца – лиш бы кровища…В школьницу поиграть слабо во вторую годовщину супружества штоле? Как нехуй делать!
- Ладно, уговорил. Чо делать-то надо?
Самой уж интересно шопесдец.
Кстати, игра в школьницу – это ещё хуйня, я чесно говорю. У меня подруга есть, Маринка, так её муж долго на жопоеблю разводил, но развёл только на то, чтоб выебать её в анал сосиской. Ну, вот такая весёлая семья. Кагбутта вы прям никогда с сосиской не еблись… Пообещал он ей за это сто баксоф на тряпку какую-то, харкнул на сосиску, и давай ею фрикции разнообразные в Маринкиной жопе производить. И увлёкся. В общем, Маринка уже перецца от этого начала, глаза закатила, пятнами пошла, клитор налимонивает, и вдуг её муж говорит: «Упс!». Дефка оборачивается, а муш сидит, ржот как лось бамбейский, и сосисную жопку ей показывает. Марина дрочить перестала, и тихо спрашывает: «А где остальное?», а муш (кстати, ево фамилие – Петросян. Нихуя не вру) уссываецца, сукабля: «Где-где… В жопе!» И Марина потом полночи на толкане сидела, сосиску из себя выдавливала. Потом, кстати, пара развелась. И сто баксоф не помогли.
А тут фсего делов-то: в школьницу поиграть!
Ну, значит, Вова начал руководить:
- Типа так. Я это вижу вот как: ты, такая школьница, в коричневом платьице, в фартучке, с бантиком на башке, приходиш ко мне домой пересдавать математику. А я тебя ебу. Как идея?
- Да пиздец просто. У меня как рас тут дохуя школьных платьев висит в гардеробе. На любой вкус. А уж фартуков как у дурака фантиков. И бант, разумееца, есть. Парадно-выгребной. Идея, если ты не понял, какая-то хуёвая. Низачот, Вольдемар.
- Не ссы. Мамин халат спиздить можешь? Он у неё как раз говнянского цвета, в темноте за школьное платье прокатит. Фартук на кухне возьмём. Похуй, что на нём помидоры нарисованы. Главное – он белый. Бант похуй, и без банта сойдёт. И ещё дудка нужна.
Какая, бля, дудка????????? Дудка ему нахуя?????
- Халат спизжу, нехуй делать. Фартук возьму. А дудка зачем?
- Дура. – В очередной раз унизил мой интеллект супруг. – в дудке вся сила. Это будет как бы горн. Пионерский. Сечёш? Это фетиш такой. И фаллический как бы символ.
Секу, конечно. Мог бы и не объяснять. В дудке – сила. Это ж все знают.
В темноте крадусь на кухню, снимаю с крючка фартук, как крыса Шушера тихо вползаю в спальню к родителям, и тырю мамин халат говняного цвета. Чтоб быть школьницей. Чтоб муж был щастлив. Чтоб пересдать ему математику. А разве ваша вторая годовщина свадьбы проходила как-то по-другому? Ну и мудаки.
В тёмной прихожей, натыкаясь сракой то на холодильник, то на вешалку, переодеваюсь в мамин халат, надеваю сверху фартук с помидорами, сую за щеку дудку, спизженную, стыдно сказать, у годовалого сына, и стучу в дверь нашей с мужем спальни:
- Тук-тук. Василиваныч, можно к вам?
- Это ты, Машенька? – отвечает из-за двери Вова-извращенец, - Входи, детка.
Я выплёвываю дудку, открываю дверь, и зловещим шёпотом ору:
- Сто первый раз говорю: не называй меня деткой, удмурт!!! Заново давай!!!
- Сорри… - доносицца из темноты, - давай сначала.
Сую в рот пионерский горн, и снова стучусь:
- Тук-тук. Василиваныч, к Вам можно?
- Кто там? Это ты, Машенька Петрова? Математику пришла пересдавать? Заходи.
Вхожу. Тихонько насвистываю на дуде «Кукарачю». Маршырую по-пианерски.
И ахуеваю.
В комнате горит ночник. За письменным столом сидит муж. Без трусов но в шляпе. Вернее, в бейсболке, в галстуке и в солнечных очках. И что-то увлеченно пишет.
Оборачивается, видит меня, и улыбаецца:
- Ну, что ж ты встала-то? Заходи, присаживайся. Можешь подудеть в дудку.
- Васильиваныч, а чой та вы голый сидите? – спрашиваю я, и, как положено школьнице, стыдливо отвожу глаза, и беспалева дрочу дудку.
- А это, Машенька, я трусы постирал. Жду, когда высохнут. Ты не стесняйся. Можешь тоже раздецца. Я и твои трусики постираю.
Вот пиздит, сволочь… Трусы он мне постирает, ога. Он и носки свои сроду никогда не стирал. Сука.
- Не… - блею афцой, - Я и так без трусиков… Я ж математику пришла пересдавать всё-таки.
Задираю мамин халат, и паказываю мужу песду. В подтверждение, значит. Быстро так показала, и обратно в халат спрятала.
За солнечными очками не видно выражения глаз Вовы, зато выражение хуя более чем заметно. Педофил, бля…
- Замечательно! – шепчет Вова, - Математика – это наше фсё. Сколько будет трижды три?
- Девять. – Отвечаю, и дрочу дудку.
- Маша! – Шёпотом кричит муж, и развязывает галстук. – ты гений! Это же твёрдая пятёрка беспесды! Теперь второй вопрос: ты хочешь потрогать мою писю, Маша?
- Очень! – с жаром отвечает Маша, и хватает Василиваныча за хуй, - Пися – это вот это, да?
- Да! Да! Да, бля! – орёт Вова, и обильно потеет. – Это пися! Такая вот, как ты видишь, писюкастая такая пися! Она тебе нравицца, Маша Петрова?
- До охуения. - отвечаю я, и понимаю, что меня разбирает дикий ржач. Но держусь.
- Тогда гладь её, Маша Петрова! То есть нахуй! Я ж так кончу. Снимай трусы, дура!
- Я без трусов, Василиваныч, - напоминаю я извру, - могу платье снять. Школьное.
Муж срывает с себя галстук, бейсболку и очки, и командует:
- Дай померить фартучек, Машабля!
Нет проблем. Это ж вторая годовщина нашей свадьбы, я ещё помню. Ну, скажите мне – кто из вас не ебался в тёщином фартуке во вторую годовщину свадьбы – и я скажу кто вы.
- Пожалуйста, Василиваныч, меряйте. – снимаю фартук, и отдаю Вове.
Тот трясущимися руками напяливает его на себя, снова надевает очки, отставляет ногу в сторону, и пафосно вопрошает:
- Ты девственна, Мария? Не касалась ли твоего девичьего тела мушская волосатая ручища? Не трогала ли ты чужые писи за батончег Гематогена, как путана?
Хрюкаю.
Давлюсь.
Отвечаю:
- Конечно, девственна, учитель математики Василиваныч. Я ж ещё совсем маленькая. Мне семь лет завтра будет.
Муж снимает очки, и смотрит на меня:
- Бля, ты специально, да? Какие семь лет? Ты ж в десятом классе, дура! Тьфу, теперь хуй упал. И всё из-за тебя.
Я задираю фартук с помидорами, смотрю как на глазах скукоживаецца Вовино барахло, и огрызаюсь:
- А хуле ты меня сам сбил с толку? «Скока буит трижды три?» Какой, бля, десятый класс?!
Вова плюхаецца на стул, и злобно шепчет:
- А мне что, надо было тебя просить про интегралы рассказать?! Ты знаешь чо это такое?
- А нахуя они мне?! – тоже ору шёпотом, - мне они даже в институте нахуй не нужны! Ты ваще что собираешься делать? Меня ебать куртуазно, или алгебру преподавать в три часа ночи?!
- Я уже даже дрочить не собираюсь. Дура!
- Сам такой!
Я сдираю мамашин халат, и лезу под одеяло.
- Блять, с тобой даже поебацца нормально нельзя! – не успокаиваецца муж.
- Это нормально? – вопрошаю я из-под одеяла, и показываю ему фак, - Заставлять меня дудеть в дудку, и наряжацца в хуйню разную? «Ты девственна, Мария? Ты хочеш потрогать маю писю?» Сам её трогай, хуедрыга! И спасибо, что тебе не приспичило выебать козлика!
- Пожалуйста!
- Ну и фсё!
- Ну и фсё!
Знатно поебались. Как и положено в годовщину-то. Свадьбы. Куртуазно и разнообразно.
В соседней комнате раздаёцца деццкий плач. Я реагирую первой:
- Чо стоишь столбом? Принеси ребёнку водички!
Вова, как был – в фартуке на голую жопу, с дудкой в руках и в солнечных очках, пулей вылетает в коридор.

… Сейчас сложно сказать, что подняло в тот недобрый час мою маму с постели… Может быть, плач внука, может, жажда или желание сходить поссать… Но, поверьте мне на слово, мама была абсолютно не готова к тому, что в темноте прихожей на неё налетит голый зять в кухонном фартуке, в солнечных очках и с дудкой в руке, уронит её на пол, и огуляет хуем по лбу…
- Славик! Славик! – истошно вопила моя поруганная маман, призывая папу на подмогу, - Помогите! Насилуют!
- Да кому ты нужна, ветош? – раздался в прихожей голос моего отца.
Голоса Вовы я почему-то не слышала. И мне стало страшно.
- Кто тут? Уберите член, мерзавец! Извращенец! Геятина мерская!
Мама жгла, беспесды.
- Отпустите мой хуй, мамаша… - наконец раздался голос Вовы, и в щель под закрытой дверью спальни пробилась полоска света. Вове наступил пиздец.
Мама визжала, и стыдила зятя за непристойное поведение, папа дико ржал, а Вова требовал отпустить его член.
Да вот хуй там было, ага. Если моей маме выпадает щастье дорвацца до чьего-то там хуя – это очень серьёзно. Вову я жалела всем сердцем, но помочь ему ничем не могла. Ещё мне не хватало получить от мамы песдюлей за сворованный халат, и извращённую половую жызнь. Так что мужа я постыдно бросила на произвол, зная точно, ЧЕМ он рискует. Естественно, такого малодушия и опёздальства Вова мне не простил, и за два месяца до третьей годовщины нашей свадьбы мы благополучно развелись.
Но вторую годовщину я не забуду никогда.
Я б и рада забыть, честное слово.
Но мама… Моя мама…
Каждый раз, когда я звоню ей, чтобы справицца о её здоровье, мама долго кашляет, стараясь вызвать сочувствие, и нагнетая обстановку, а в оконцовке всегда говорит:
- Сегодня, как ни странно, меня не пиздили по лицу мокрым хуем, и не выкололи глаз дудкой. Стало быть, жыва.
Я краснею, и вешаю трубку.
И машинально перевожу взгляд на стенку. Где на пластмассовом крючке висит белый кухонный фартук.
С помидорами.
Я ж пиздец какая сентиментальная…

© Мама Стифлера


Часть 2


После проваленной секс-акцыи «Ебля школьницы», муж от меня ушол навсигда. Ибо умный мужыг он, муж мой был. Но ушол не сразу, патамушта умным он стал не так давно.
Он мне шанс давал веть, это я только щас понимать стала. А я, дура, не воспользовалась нихуя. За что и поплатилась впоследствии.

- Скушно мне… - Пожаловался муж, и достал из пупка войлочную каку. – Может, поиграем?
Ночь. Полвторого. Дежа вю. Самое время для игрушек.
- Поиграй со своим хуем, Вова. – Сурово направила я ненужный Вовин энтузиазм в нужное русло, и повыше натянула трусы. – Мы с тобой ещё и трёх лет вместе не прожыли. Не наглей.
- Дрочить нибуду. – Муж понюхал пупочную каку, сморщился, и засунул её обратно в пупок. - Я женатый мущщина. Дрочить бездуховно.

- Могу похряпать, если пообещаешь уложицца в три минуты. – Я подсластила Вове горькую пилюлю, и зевнула: - Ебала я твои игры. Моя мама до сих пор всем подрушкам своим рассказывает, как ты ей хуем по лбу дал.
- Мамы севодня дома нет. Завтра суббота. На школьниц, благодаря тебе, я уже смотреть нимагу. И вообще мимо школ теперь не хожу. Меня слёзы душат, и спазмы рвотные. Сука. – Муж давил на меня железными аргументами. Стало немношко стыдно.
- Ладно, в пять минут уложишься? – Типа, уговорил. Типа, у меня и голос стал уже такой, заискивающий.
- Не торгуйся как падшая женщина. – Назидательно сказал Вова из темноты. – Не к лицу тебе это. Не купиш ты меня своим минетом пятиминутным. Я куртуазности возжелал. И интриги.
Ахуеть. Интриган нашолся. Минет ему уже не нужен. Зажрался мужыг.
- Знаеш чо, - говорю, и сердицца уже начинаю: - От твоих интриг с переодеваниями у меня фригидность уже началась. И точка Джы проебалась куда-то. И я всё чаще стала на бап заглядывацца. Это уже нездоровая хуйня, Вова. Так что или соглашайся на атсос, или дрочи. Другой альтернативы нету.
- Есть! – Торжественно вскричал муж. – Есть!
- На жопе шерсть? – Уточнила такая.
- Да. И ещё кожаные шорты.
- Пиздиш! – Я аж подпрыгнула. – Ты купиш мне кожаные шорты?! Ты ж сам недавно орал, што твои друзья и так постоянно интересуюцца на какой трассе ты со мной познакомился! Ты врёш всё, Вова. Не верю я тибе.
- Да чо друзья… У меня и папа до сих пор уверен, что я тибя в лото выиграл, в армии. Но я ж тебя люблю всётаки, и дрочить заебался. В общем, с меня шорты, с тебя – чимадан, соломенная шляпа, и резиновые вьетнамки.
- В каво играем? – Всё, цена вопроса была установлена, а слова про папу я пропустила мимо ушей. Я Вовинова папу всё равно два раза в жызни видела. Первый раз на фотографии, во второй раз – в очереди за окорочками на рынке. – В кавбоев?
- Какой из тибя кавбой? – Заржал муж. - Кавбоев с такими жопами не бывает. Мы будем играть в новую игру. Под кодовым названием: «Одинокая девушка приехала на юг, и ей надо снять квартиру»
- Заебись. Ты такой затейник, Вова, штопесдец. То школьница, то одинокая девушка…Ладно, чо делать нада?
- А щас скажу… - Зашуршал в темноте Вова, и включил ночник. Неяркий свет осветил Вовину кровожадную улыбку, и торчащий из трусов хуй. – Щас скажу… В общем, ты такая, в шляпе и вьетнамках, приходиш ко мне, с чимаданом. И говориш: «Здрасьте, это вы квартиру сдаёте?» Я тебе отвечу: «Ну я, хуле… Заходи» Ты заходиш, показываеш мне песду, и я тебя ебу на чимадане, закрыв тебе ебло шляпой. Гыгыгы!
- Ахуел штоле?! Петросян анальный. Зачем меня шляпой накрывать? Я ещё молода, свежа и красива. Пидор ты. Песду нипакажу. Я стесняюсь.
- Ога, значит, против ебли на чимадане ты ничего не имееш? Это хорошо. Шляпой накрывать нибуду. Короче, бери чимадан, и песдуй переодевацца. Быстро, пока хуй стоит.
- У меня шляпы нету соломенной, кстати.
- Это плохо. Без шляпы низачот. А что есть?
- Каска есть строительная, оранжевая. Резиновая шапочка для душа, мамина. Дудка пианерская, если нужно. Могу ещё косынку повязать.
- Ну, хуй его знает… - Муж задумался. – Повяжы косынку штоль… Каска миня не возбуждает. Мамина шапочка – ещё меньше. Дудку нахуй. С дудкой у миня неприятные ассоцыацыи. В общем, не еби мне моск. Иди, и облачись во что-нить сексуальное. Чо я, учить тебя буду?
Вот чего только не сделаеш за кожаные шорты… Встаю, открываю шкаф, достаю оттуда старый диривянный чимадан, похожый на гроб, и волоку его в прихожую.
В галошнице нахожу резиновые тапочки, в чимадане – тельняшку, а на вешалке – папин мохеровый шарф. Косынки не нашла.
Напяливаю тельняшку, завязываю на башке шарф, влезаю в тапки, беру в руки чимадан, и тут случайно вижу себя в зеркале. Это было ошыбкой.
- Блять! – Вырвалось как-то само собой. – Мама дорогая!
- Чо орёш, дура? – Из-за двери спальни доносицца голос мужа. – Иди сюда быстрее.
Ага, быстрее иди… Я всегда подозревала, что не похожа на Анджелину Джоли, но до сиводняшнего дня не замечала в сибе такого явново сходства с бичом Сифоном. Шарф кололся неприятно, и судя по отражению, я в нём сильно смахивала на морячка Папая, у каторова развился флюс, и спиздили шпинат. В душу закралось подозрение, што Вова умрёт от разрыва серца, и шорты мне не купит.
- Ты идёш иле нет?! – Снова заорал муж, а я быстро содрала с головы шарф, и напялила каску. От каски у нево только хуй упадёт, в худшем случае, а в косынке я буду пахожа на новую русскую бапку из Аншлага. У Вовы может случицца инсульт и понос.
- Ща, подожди…
Я в последний раз посмотрела на сибя в зеркало, выключила свет, и постучала в дверь.
- Тук-тук. Можно войти?
- Входите.
Вошла.
На кровати лежыт муж без трусов, и делает вид, что читает газету. Я поставила чимадан на пол, и сказала:
- Здрасьте, я по объявлению. Это вы квартиру сдаёте?
- Не сдаю уже. Идите нахуй. – Вдруг неожыданно ответил муж, и снова вытащил каку из пупка.
- А что же мне теперь делать? – Я уже поняла, што шорты мне придёцца отрабатывать по полной, и начала импровизировать: - Уже поздно, ночь на дворе, а я без трусоф, и меня могут выебать грабители. Пустите переночевать, дяденька, я вам денег дам и песду покажу.
- Без трусоф, говориш? А пелотка у тебя лысая? Не воняет ли она тухлой килькой? Может, и договоримся, малышка… – Вова опустил газету, и заорал: - Ой, ты чо напялила, дура? Я ж сказал, чтобы каску не надевала! Фсё, теперь по-новой надо начинать. Испортила такую игру, кот Матроскин, блять…
- Да иди ты нахуй, Вова! – Я сорвала с головы каску, и кинула её в угол. – Нету у меня косынки, нету! Шляпу ему соломенную! Буддёновку с кружевами! Пидорку, блять, с вуалью! Нету ничиво! Или так еби, или сам ищи, чо те надо!
- Ладно, не ори. – Постепенно успокоился муж. – С тельняшкой это ты хорошо придумала. Идея меняецца. Теперь ты будеш потерпевшей. Потерпевшей кораблекрушение. Каска не нужна. Шляпу какбутта бы смыло волной, будем щитать. Иди в ванную, намочи волосы. И заходи снова. Чимадан только не забудь, это ценный девайс. Там у тибя багаж типа.
Заебись. Дубль два. Биру чимадан, выхожу в коридор, иду в ванную, сую голову под кран, возвращаюсь обратно, стучю в дверь:
- Тук-тук, есть кто жывой?
- Кто там, блять, ломицца в два часа ночи? – Слышен бизоний рёв за дверью.
- Это я… - Блею афцой. – Потерпевшая. Каталась на банане, наебнулась прям в воду, и плыла в шторм три часа на чимадане. Я очень устала, и хочу ебацца. Пустите переночевать пожалуйста.
- Ах, бедняжка! Заходи скорее!
Были б фсе такие добрые как Вова, я б горя не знала.
Вхожу. Пру чимадан. Вода стекает с волос за шыворот. Тельняшка воняет плесенью. Шортов кожаных уже не хочецца так сильно, как раньше. На кровати лежыт муж без трусов, и протягивает ко мне руки:
- Иди сюда, потерпевшая. Я тебя согрею. Замёрзла, бедненькая? Ложись, вот, на чимадан. Погрейся с дороги.
Бухаю на пол чимадан, и сажусь на нево жопой. Раздаёцца подозрительный треск.
- Тепло ли тебе, маленькая? – Спрашивает Вова, и слезает с кровати: - Пися не замёрзла? А то она у тебя какая-то синенькая… Давай, я с тобой рядом посижу, пиписечный массаж сделаю.
- Не надо… - Протестую слабо. Мне ж типа полчаса жыть осталось. Я ж типа потерпевшая и вся израненная наверное. – Пися у меня синяя, патамушта умираю я. Дайте мне поскорее кожаные шорты, только не садитесь рядом. Чимадан не выдержыт двоих.
- Не бойся, не бойся, потерпевшая… - Бормочет Вова, и усажываецца на край чимадана. – Это добротный чимадан, качественный. Я на таком Тихий океан переплыл в прошлом году. Хорошый чимадан.
Вова уселся на ценный девайс всей своей стокилограммовой тушей, и провалился в хороший чимадан.
- Блять! Ты где эту рухлядь нашла?! Я чуть яйца не прищемил! – Завизжал муж.
- Где-где, в пизде! – Тоже заорала. – Сказала тебе, мудаку, русским языком: не садись на чимадан! Нет, бля, приспичило ему!
- Да с тобой вечно так: ни украсть, ни покараулить. Ни подрочить, ни поебацца! Чем тут воняет ещё, а? В этой тельняшке твоего прадеда эксгумировали штоле?
- Чо ты орёш?! Это не моя идея была, в два ночи хуйнёй занимацца!
- Не хуйнёй, а еблей, дура!
- Сам дурак! «Синенькая пися…» У меня теперь пиздец комплекс неполноценности будет!
- А у меня яйца травмированы!
- Мозг у тебя травмирован, Вова! Сказала тебе сразу: давай похряпаю. Нет, ему куртуазность нужна! У нево идеи наполеоновские! На чимадане ему подавай! Мудвин!
- Да иди ты в жопу! Второй раз на те же грабли! Если б не я – ты б девстенницей померла бы, наверное! И сними ты этот саван в полоску, щас сблюю!
…Полтретьева ночи.
В комнате горит ночник, и освещает тусклым светом меня, тельняшку, разломанный чимадан, резиновые тапки, Вовины красные яйца, и мою синюю писю.
Куртуазно так, что ахуеть.
- Вов… Ну, давай мирицца, а? Давай, поиграем шоле? Давай, какбутта бы ты пионер будеш в пелотке красной, а я какбутта бы пионервожатая Надежда Канстантиновна. Хочеш, а?
Мужа жалко. Яйца у него красные, ебло пластилиновое, глаза блестят подозрительно. На шорты уже похуй. Нутром чую, свалит он от меня. Как пить дать свалит. А всё потому, што у меня шляпы нету, тельняшка воняет, и чимадан хуёвый. И пися синяя.
- Давай… - Вздыхает муж. – У тебя есть очки и юбка до колена?
- У меня дудка пионерская есть, а очки только пласмассовые, с грузинским носом и усами. Сойдёт?
- Сойдёт. Давай так: я щас выйду в коридор, и три раза оттуда подудю. А ты мне скажеш: «Петров, заебал ты дудеть! Быстро зайди ко мне, щас я тебе пионерский выговор сделаю!» Идёт?

***
Три часа ночи. Лежу в кровати, нацепив мамин халат говнянского цвета, и грузинский нос с усами. В коридоре натужно дудит в пионерскую дудку Вова. Пися у меня синяя.
Ну, скажыте мне, кто из вас не ебался в три часа ночи в мамином халате, и в очках с усами, и я скажу кто вы.
Вы – щастливые люди.
И вам не нужно ебацца на чимадане, штобы спасти свой брак.
Мне, например, это не помогло.
Хотя, скорее всего, во всём виновата оранжевая каска и пианерская дудка. Хуёвое сочетание.
И синяя пися тут совершенно не причом.
© Старая Пелотка
"Случайности не случайны!"

Patriot
Ветеран
Ветеран
Сообщения: 1582
Зарегистрирован: 18 мар 2010, 16:23
Страна: Россия
Откуда: Ярославль

Сообщение Patriot » 06 окт 2010, 20:32

Радость

В среду у нас случилось событие. Такое же радостное, как понос во время пожара. К нам на денек должна была заехать Мама! Вот именно так, бля, с большой буквы. Она возвращалась через нас в свои Большие Чмыри из отпуска. (Как таких только отпускают?! Я бы ее на цепи держал).
Мама была жены, Ксении. Обладая огромными носом и опытом, она совала свой шнобель везде, где только можно. Но и когда ее не было с нами, супруга ссылалась на ее авторитет по каждому поводу: «Мама сказала, ты слишком много пьешь. Мама сказала, все импортное мясо отравлено. Мама сказала, летом будет конец света!» И пофигу, что выпиваю я бутылку пива за вечер, от мяса мы еще не отравились, а свет как стоял, так и стоит. Мама сказала – и ниибет! Естественно, что тещи не было в списке моих желанных гостей.
Но слепой рок был сильнее меня, поэтому пришлось ее встретить, напоить чаем и уложить спать. Постелили Маме на кухне, потому что квартира у нас однокомнатная. Пожелав ей спокойной ночи, мы выключили свет и тоже отправились на боковую. Мне не спалось. За месяц супружеской жизни я уже привык получать от жены свою порцию любовных утех. Но на мои поползновения любимая яростно зашептала:
- Ты что?! Мама же услышит!
- И что? Не маленькая, поди! Знает, чем супруги занимаются. Плодятся и размножаются.
- Нет, неудобно.
Надо сказать, жена у меня была не совсем обычная. Таких, как она, сейчас уже не делают. Мало того, что никаких минетов и прочих глупостей, мы еще и трахались только в миссионерской позе. (Мама, видимо, сказала сношаться только так). После месяца такой жизни я понял, почему миссионеры сваливают в языческие края. Их просто заебывает однообразный секс, и эти святые люди ищут объятий более изобретательных дикарок. Я же свалить не мог, поэтому усилил натиск:
- Ну давай, тихонько. Она не услышит!
- Ага, тихонько! Забыл, как у нас диван скрипит?!
Вот засада, сука! Диван и правда изрядно скрипел, как, впрочем, и пол. Но должен же быть какой-то выход?!
- Тогда давай так, ты встань к столу и упрись…
- Ты что, дурак, что ли?!
Ах да, бля, Мама сказала сзади не ебстись! Чтоб она была здорова! Меня озарила новая мысль:
- Тогда ложись на него!
Любимая немного подумала и решила, что это не идет вразрез с моральными нормами.
Я встал и на цыпочках пошел к столу. Пол аццки заскрипел.
- Что вы там расходились?! – раздался на удивление бодрый голос тещи.
«Не спит, зараза, подслушивает!» - подумал я и смиренно ответил:
- Да что-то не спится, книжку решил почитать.
Мама внятно ругнулась в пустой кухне и успокоилась.
Я смахнул со стола в кресло всю лежащую на нем хуету. Раздался обиженный мяв и незамеченный мною кот стрелой взлетел на шкаф. Хищник принялся зализывать ушибленную жопу, враждебно поглядывая на меня.
- Что там у вас случилось?! – у тещи был слух чуткий, как у индейца. К этой минуте я уже где-то понимал нелюбовь Роди Раскольникова к старушкам.
- Ничего, мама, спите. На кота картина упала.
Пожаловавшись кому-то, видимо микроволновке, что у некоторых руки из жопы растут – гвоздя нормально вбить не могут, теща поворочалась и затихла.
Переждав, я перенес Ксюшу на стол и приступил к делу. Но под моим натиском проклятый стол начал качаться и стучать об стену.
- Что вы там опять делаете? – вновь спросила любознательная теща.
- Ничего, мама, картину на место прибиваю!
Дорогая гостья намекнула холодильнику, что у хозяина не все дома и заткнулась.
Супруга высвободилась из-под меня:
- Не могу так больше, слышишь?! Давай спать!
Я бы может и согласился, но мой хуй был категорически против.
- Ну, любимая, ну, кисонька! Пожалуйста! – принялся я уговаривать супругу, обнимая ее и целуя. – Я всю ночь буду мучиться!
Она, вроде, стала поддаваться, но тут злопамятный кот решил спикировать со шкафа. Кровавый хищник всех поцарапал, съебал под диван и принялся оттуда зловеще сверкать глазами.
- Ой, ты бедный Барсюшенька, - засюсюкала жена. – Он на нас обиделся! Иди сюда, мой хороший!
- Вылезай оттуда, пиздюк мохнатый! – поддержал я ее.
Пытаясь достать зверюгу, Ксюха легла на пол и сунула голову под диван. Короткая сорочка, задравшись, обнажила прелестный задик. Тут я не выдержал, кинулся на нее и мигом вставил член в горячее лоно. Жена пыталась выбраться из-под меня, но не тут-то было. Восемьдесят кило живого весу хрен скинешь. Поерзав и поняв, что мир из-за неправильной позы не рухнул, Ксюха вошла во вкус. Так что все закончилось к обоюдному удовольствию.
Утром втроем чинно пили чай. После долгого молчания Мама посмотрела на меня ласково, как Чикатило на ПТУшницу, и сказала:
- Да, молодежь нынче ебанутая пошла. В ваши годы муж с меня ночами не слазил! А этот, - она пренебрежительно кивнула на меня, - то книжки читает, то картины приколачивает. Так я внуков никогда не дождусь!
Не, ну вот не сука?!

© Дмтрий ганДонской
"Случайности не случайны!"

Patriot
Ветеран
Ветеран
Сообщения: 1582
Зарегистрирован: 18 мар 2010, 16:23
Страна: Россия
Откуда: Ярославль

Сообщение Patriot » 06 окт 2010, 21:37

Подъёбки: пляжные полотенца


Турция. Отель четыре звезды плюс, все включено. Ешь – не хочу, пей – хоть упейся. Все заебись, но было откровенно скучно. Отель был населен в основном немцами, затем голанцами, финнами, шведами ну и немного прочими поляками со словаками. Короче в отеле кроме Сереги не было ни одного русского. Немцев поволжья, съебнувших в начале девяностых на историческую родину Серега на русских не считал, хоть и говорили они еще по руски но уже и с акцентом, и мыслили да и действовали уже совершенно по другому. Они еще нахуячивались местной турецкой ВОТКОЙ вечерами в баре по старой русской привычке, но вели себя уже откровенно по еблански: несли всякую пургу, жаловались на хуйовую жизнь и горланили песни из репертуара ласкового мая, серова и прочих толкуновых ален апиных. Это конкретно зайобывало. А Сереге не хватало драйва.

Ситуация разрешилась неожиданно. За проебанное пляжное полотенце взыскивалась плата в 10 евро, а проклятые непуганые буржуи с утреца бросали их на лежаки у бассейнов и на пляже, столбили места так сказать. В чем и убедился Серега на третий день в первый раз припиздовавший к морю.

- Вот же йобаный в рот, - удрученно подумал Серега, оглядывая ряды еще пустых лежаков, застеленных полотенцами, - совсем охуели фашисты проклятые, - взбунтовалась в нем кровь обоих дедов, хуяривших предков этих пидарасов на фронтах великой отечественной войны со страшной силой. – Да нуегонах! Блять, - ловким движением Серега сбросил одно из полотенец на песок и затолкал его под соседний лежак. Огляделся, было пустынно, бюргеры мирно завтракали в ресторане отеля, море синело, солнце светило. – Попалят блять!, – размышлял Серега сидя на отвоеванном лежаке и оценивая окружающую обстановку. – Как пить дать попалят, - и он быстро собрал еще с пяток полотенец с рядом стоящих лежаков и вместе с первым закопал в песок, поставив сверху пляжную урну. Быстро окунувшись он с удовольствием растянулся на отвоеванном лежаке, предварительно оттащенном чуть в сторону и принялся ожидать дальнейшего разворота событий.

Ставшие ничейными лежаки быстро оказались занятыми пиздующей с завтрака буржуйской пиздобратией, а из легкой дремы Серегу вывело удевленно-возмущеенное гоготание. Языка он нихуя не понимал, но по жестам и артикуляции понял, что появившиеся владельцы пройобаных полотенец в состоянии неподдельного ахуя пытаются воткнуться в сложившуюся ситуацию. Они как потерявшиеся бараны столпились в том месте, где по их мнению должны были находиться их полотенца. Но их там небыло и в помине, там были другие и со своими хозяевами, пытающимися с неменьшим удивлением понять чего от них хотят. Один из потерпевших даже начал ходить и ощупывать все полотенца в радиусе двадцати метров. Добравшись до Сереги, он был вежливо послан на хуй, - следить нужно за казенным имуществом, а не ебалом счелкать, - злорадно думал Серега наблюдая суету на пляже.

В течение следующих двух суток Серега увеличил счет еще до примерно 30:0, собирая по паре тройке полотенец с пустующих лежаков и пряча их в укромных уголках: зарослях кустов по периметру, закидывая на крыши душевых или просто за забор. Масла в огонь подлили простые русские бляди. Вернее теперь уже добропорядочные немецкие жоны.

- Хули надрываетесь, - подал голос Серега, разбуженный громким русским матом. – Полотенца спиздили нахуй, - ответила одна из двух холеных блондинок. Серега пригляделся, выглядевшие как немки, но что-то неуловимое в них, подсказывало Сереге о их русских корнях. – Своим за границей нужно помогать полюбасу, - подумал он, а в слух сказал. - Вы блять мозги не ебите, возьмите вон пару с соседних лежаков и обменяйте в точке обмена тут же на пляже. – Да ты охуел, как же можно - взыграла в них буржуйская честнось. - Да ну вас нахуй тогда, - не постеснялся Серега и попиздил купатца. Выдя из воды, он наткнулся на двух этих кобыл мирно лежащих на свежих пляжных полотенцах. – Хули было выйобываццо, русская натура всегда свое возьмет, - удовлетворенно думал он потягивая джинтоник в пляжном баре.

А в отеле началась эпидемия. Адменистрации было откровенно пох, она стригла по 10 евро с долбоебов которые заявляли о пропаже, мотивируя это тем, что мол нехуй пройобывать и неебет. Бывшие чесные и порядочные буржуи пиздили полотенца направо и налево создавая в номерах стратегические запасы на случай очередного пройоба. Это напоминало распространенную армейскую ситуацию с хлястиками от шинелей и ножными полотенцами.

Теперь пляжные полотенца носили крепко прижатыми к груди и не оставляли ни где ни на секунду. Дошло до того, что полотенце спиздили даже у Сереги. – Во блять охуели, - злился Серега, - вот они блять буржуазные ценности, вот она насквозь прогнившая мораль. – Йобаная политика двойных стандартов и настоящая западная демократия, - почему-то ни к селу ни к городу думал он доставая из кустов спрятанное три дня назад чужое полотенце. Разорившись на одно евро, он обменял его на свежее и в соответствии с армейскими традициями маркером написал на нем большими буквами: «МОЁ! Не брать, УРОЮ НАХУЙ, БЛЯТЬ!» Его действительно никто не брал. В следующие день-два почти все пляжные полотенца пестрели подписями разных форм содержания размеров.

– Долбоебы, какие же все-таки они долбоебы, - смеялся Серега, забрасывая пяток подписанных полотенец на крышу электроподстанции. – Начинался второй акт шоу. Скучно уже не было.
Posted by Воффка at 29.07.08 11:03
"Случайности не случайны!"


Вернуться в «Хумор»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 3 гостя